Ферма, где разводят мух (14 фото)

Ферма, где разводят мух (14 фото)
Это история предпринимателя Игоря Истомина, который построил самую настоящую мушиную ферму. Игорь объясняет, почему мухи — это на самом деле не противно, как личинки помогают выживать маленьким поросятам и цыплятам и почему маленький заводик по производству личинок насекомых должен когда-нибудь появиться на каждой птицефабрике.

В детстве у меня была одна странность. Точнее, странностей у меня было очень много, но сейчас я расскажу лишь об одной. Мне очень нравились мухи. Родители вешали в нашем дачном доме липучки от насекомых, и периодически с них на стол падали наполовину обездвиженные, несчастные и погибающие мухи. Я подбирала их и сажала в прозрачную коробку с дырочками для воздуха — это был госпиталь. Когда очередное насекомое, несмотря на все мои усилия, всё-таки умирало, я, кажется, сильно расстраивалась. Ещё мне нравилось посадить муху к себе на руку и смотреть, как она по ней ползёт — руке при этом было приятно-щекотно. Ты, наверное, скривился, читатель? Вот так же кривились и мои родители. И говорили: «Юля, ты хоть представляешь себе, ГДЕ они ходили этими лапками?».

Принято считать, что взрослые люди лучше во всём разбираются, и детям стоит слушать их, не задавая лишних вопросов. Но в том, что касается мух, я в свои пять лет, кажется, оказалась ближе к правде, чем мои родители.

Ферма, где разводят мух (14 фото)
— Знаете, Юля, люди очень сильно верят в разные стереотипы, — говорит мне Игорь Истомин, основатель компании «Новые технологии» — небольшой фермы, где разводят личинок мух для создания экологически чистых биокормов и удобрений. — Когда говоришь людям о мухах, они сразу представляют себе всякие нечистоты, туалет и гниль. Но, во-первых, если бы не было этих насекомых, наша планета давно была бы покрыта многокилометровым слоем трупов, потому что они бы перерабатывались куда медленнее. Да и вообще, исследования давно уже доказали, что вокруг каждой мухи есть антимикробная среда.

Да, это насекомое лазает по помойкам, но потом оно тщательно моет лапки, на которых есть тонкие хитиновые волоски. Эти волоски выделяют микросекрет, который всё обеззараживает. А личинки мух в наполеоновские времена использовали для очистки труднозаживающих ранений — они отлично удаляют некрозные ткани и сохраняют живые нетронутыми. Микросекрет богат иммуномодуляторами, и заживление происходит быстрее. В Америке такой метод и сегодня иногда используют в хирургии.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

До 2014 года Игорь Истомин занимался бытовой техникой, но с наступлением кризисных времён решил продать свой бизнес и начать какое-нибудь новое перспективное дело. Друзья предложили ему вместе построить небольшой завод по производству опарыша, и Игорь вложил в это предприятие деньги от продажи бизнеса.

— Вообще-то раньше, ещё до того, как начать торговлю бытовой техникой, я был тренером по плаванию, — рассказывает Игорь. — Причём неплохим. Так что биология была мне близка, я неплохо в ней разбирался. Мне показалось, что производство рыбного опарыша — это как-то поверхностно, выведение личинок может дать миру куда больше, чем просто наживку для рыбы. Я стал всё глубже изучать эту тему, мне помогали мои сыновья, и в итоге к 2015 году мы с ними произвели первую опытную партию превосходного кормового белка, а в январе 2016 года продемонстрировали её в Москве на выставке на ВДНХ.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

Как объясняет Игорь Истомин, никакой новой технологии ему придумывать не пришлось — всё уже сделала природа. Мухи живут на свете уже больше двадцати миллионов лет — они пережили Ледниковый период и много других природных катаклизмов, в отличие от мамонтов, динозавров и маврикийского дронта. А значит, в организме этого насекомого есть что-то, что способствует выживанию.

— В дикой природе звери, птицы и рыбы питаются чем-то, выбрасывают отходы пищеварения, и в конце концов умирают, — объясняет Истомин. — Как только это случается, на место гибели тут же прилетают полчища мух и откладывают яйца. А из яиц вылупляются личинки, которые быстро перерабатывают эти отходы. При этом сами личинки становятся прекрасным кормом для других животных, а переработанные отходы — великолепным удобрением для растений. Природа всё уже придумала за нас. Мы же просто взяли этот механизм и поместили его под крышу — решили посмотреть, что будет, если сделать из этого собственную фирму.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

На любом сельскохозяйственном предприятии, будь то птицефабрика или рыбоводный завод, образуется довольно много отходов. Например, падёж птицы составляет пять-семь процентов — цыплята периодически погибают из-за слабого иммунитета или что-нибудь себе ломают. Ещё на предприятиях всегда есть пищевые и растительные отходы, и все они доставляют много хлопот — их надо складировать, утилизировать, добавлять специальные подкислители, чтобы через два года эти отходы превратились в удобрения и можно было вывезти их в поля. Если всего этого не делать, могут возникнуть проблемы с экологическими службами. Как объясняет Игорь Истомин, его «мушиная ферма» может стать идеальным примером безотходного производства, и тогда не придётся тратить деньги и время на утилизацию отходов на сельскохозяйственных предприятиях.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

— Мы разводим муху под названием Lucilia Сaesar, это обычная зелёная синантропная падальная муха, — объясняет Игорь. — Впрочем, мы называем её просто Люсей. У нас есть инсектарий с клетками, где живут взрослые мухи и постоянно идёт скрещивание разных видов и поколений. В среднем каждая муха живёт от двадцати одного до двадцати четырёх дней, так что те насекомые, которые сейчас обитают в нашем инсектарии, никогда не видели внешнего мира и заметно отличаются от тех, которых вы встречаете в природе. Например, у них гораздо большая яйценоскость, ведь здесь, у нас, разные поколения постоянно скрещиваются в закрытой среде.
Ферма, где разводят мух (14 фото)




В КАЖДОЙ КЛЕТКЕ ИНСЕКТАРИЯ ЖИВУТ ОКОЛО ДВУХСОТ ТЫСЯЧ ОСОБЕЙ МУХ, НА ФЕРМЕ ПЯТЬ ТАКИХ КЛЕТОК, ТО ЕСТЬ ВСЕГО НА ПРОИЗВОДСТВЕ ОКОЛО МИЛЛИОНА МУХ.

Они питаются сахаром и сухим молоком и пьют воду. В каждой клетке стоит небольшая коробка — Игорь называет её «ланчбоксом» — с мясным фаршем внутри. «Новые технологии» сотрудничают с птицефабрикой, которая специально для этого отдаёт тех птиц, которым не удалось выжить.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

— В ланчбоксах есть небольшие дырочки, — рассказывает Игорь Истомин. — Мухи — они ведь стеснительные. Поэтому они залетают туда, чтобы размножаться, и делают кладки на фарше. Каждые сутки приходит технолог, забирает ланчбоксы с кладками и ставит новые. А старые — с кладками — переносит в выростной цех.

В выростном цеху есть специальные шкафы с лотками, куда сотрудники предприятия помещают кладки и добавляют ещё свежего мяса. Потом из яиц появляются личинки и питаются им. Во время роста личинки мух выделяют много аммиака, поэтому каждый шкаф соединён с вентиляцией, воздух из которой при выходе на улицу проходит через специальный микробиологический фильтр.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

ЗА ЧЕТЫРЕ ДНЯ КАЖДАЯ ЛИЧИНКА УВЕЛИЧИВАЕТСЯ В ТРИСТА ПЯТЬДЕСЯТ-ЧЕТЫРЕСТА РАЗ, И НА ОДИН ГРАММ ЛИЧИНОК НУЖНО ПО ДВЕСТИ ГРАММОВ МЯСА.

Желудка у них нет, поэтому говорить, что они едят это мясо, было бы неправильно. Они выделяют на мясо личиночный сок, который богат ферментами и питательными веществами. Под их воздействием мясо быстро разлагается и превращается в кашицу, и тогда личинка много раз пропускает через себя получившееся вещество. За счёт этого она вырастает, а получившийся субстрат обогащается ферментами и становится полезным.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

Через три-пять дней, когда личинки вырастают, их вместе с получившимся из мяса субстратом забирают в специальный цех. Чтобы отделить подросшие личинки от субстрата, всё вместе вываливают на мелкую сетку — личинки проползают через неё, а сухая волокнистая масса, которая когда-то была фаршем, остаётся на сетке.

Потом субстрат собирают в мешки и оставляют на сутки. При температуре в 65 градусов он перегорает под воздействием анаэробных бактерий. Дальше его сушат и измельчают.

— Получается прекрасное органическое удобрение, — хвастается Игорь Истомин. — Оно убивает в почве всяких жучков, которые съедают корни растений, и урожай увеличивается в два раза. При этом в землю достаточно добавить всего лишь щепотку такого субстрата.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

Пока в одном отделе предприятия из переработанного мяса делают удобрение, в другом отделе личинки превращаются в корм: их обрабатывают, очищают и высушивают при температуре не больше 70 градусов, чтобы сохранить питательные вещества и не разрушить белок. Потом измельчают. Получается жирная мука с высоким содержанием белка и липидных кислот — БЛК, белково-липидный концентрат.

— В БЛК есть природные полимеры меланин и хитин, — говорит Игорь. — Они помогают укреплять иммунитет. Вот, например, у поросят самый трудный период — это переход с материнского молока на обычный корм. Часто желудочно-кишечная система неокрепших ещё животных не справляется, они болеют и умирают. Если за семь дней до перевода на корм начать добавлять в молоко БЛК, по полграмма на каждый килограмм веса, а потом ещё десять дней добавлять его уже в корм, то результат получится стопроцентный. Поросята перестанут болеть. А если добавлять по немного БЛК в корм домашней собаке или кошке, у неё улучшится иммунитет и будет легче проходить линька, повысится активность.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

Сегодня на большинстве сельскохозяйственных производств животные получают белок в виде рыбной муки. Но за последние пятнадцать лет она подорожала в восемь раз, да и запасы рыбы в мире постепенно иссякают, ведь получается, что животные конкурируют за неё с человеком. При этом потребность производств в животных белках колоссальна — в России их ежегодный дефицит составляет около миллиона тонн. Получается, нужно срочно искать альтернативные источники этого белка. И Игорь Истомин считает, что он такой источник нашёл.

— Представьте, если бы на каждой птицефабрике был небольшой цех вроде того, который мы сделали у себя, — говорит он. — За утилизацию платить не надо, и здесь же, у себя на производстве, можно было бы делать прекрасный корм. Это дало бы и привес, и снижение заболеваемости. В России такую технологию начали придумывать ещё в 70-х годах прошлого века, но всё это было на уровне научных исследований и осталось в рамках лабораторий. Мы же стараемся вывести это в реальную жизнь.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

Правда, выяснилось, что наладить безотходное производство в России не так уж и легко — для этого попросту нет нормативной базы. Сначала долго не получалось сертифицировать продукт — фирмы, которые этим занимаются, просто не знали, как работать с высушенными личинками. Потом выяснилось, что по закону биологические отходы должны сжигаться, закапываться или подвергаться термической обработке. Никаких других способов обработки не предусмотрено. Так что приходится раз за разом демонстрировать новую технологию и доказывать всем, что она работает.

Пока что предприятие Игоря Истомина остаётся убыточным: чтобы оно начало приносить прибыль, нужно сильно расширить площадь и нанять больше работников. Пока же мощностей хватает только на производство опытных партий — их в качестве пробников отправляют на заводы и фабрики, чтобы можно было протестировать новый корм и сравнить его с рыбной мукой.

— Сейчас есть уже несколько предприятий, готовых покупать у нас БЛК. Тем более, что рыбная мука стоит от 80 до 120 рублей за килограмм, в зависимости от качества, а наш продукт — 100 рублей. То есть у него есть все шансы вытеснить муку. Но, чтобы производство было нам не в убыток, нам нужно производить по восемь-десять тонн БЛК в месяц, а пока получается только по одной.
Ферма, где разводят мух (14 фото)

Мы ищем инвесторов и очень надеемся получить государственный грант на исследования. Но с инвесторами сложно — сами понимаете, человеку интереснее купить готовое молоко, чем корову, которая будет это молоко давать. Так что на сегодняшний день от коммерции нас отделяют примерно 12 000 000 рублей и полгода работы. Но когда всё получится, мы хотим сделать что-то вроде шоурума — пусть владельцы фабрик приезжают и смотрят, как тут всё устроено, и заказывают нам такие модули по переработке отходов. Мы будем приезжать и строить такие же на их предприятиях — получится что-то вроде франшизы. А семенной фонд будет по-прежнему находиться у нас. И нам хорошо, и предприятиям, и природе, и государству.

Напоследок Игорь Истомин спрашивает меня, видела ли я когда-нибудь маринованных жуков в банках — в Азии таких можно купить в супермаркетах, и люди их периодически едят. Я отвечаю, что не только видела, но и пробовала — ничего особенного.

— Вот видите, — вздыхает Игорь. — Там, на Востоке, люди уже поняли то, чего никак не можем понять мы. Ведь из личинок можно делать отличные протеиновые добавки, полезные для людей. У нас есть несколько знакомых спортсменов, которые покупают наш БЛК и замешивают себе с мёдом на завтрак. Но это спортсмены. А в основном люди боятся такое пробовать. Всё дурацкие стереотипы.

Оцените публикацию:

Комментарии: 0
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex