Неразрешимая загадка...

Почитать 794 0 mam
Неразрешимая загадка...
Проебать деньги я не могу априори. Меня не может остановить на трассе с бухтами ворованного медного провода сотрудник ГИБДД, и проститутки-клофелинщицы никогда не подкинут дряни в мой бокал. Почему? – спросите вы. Нет, не потому, что я такой умный и бдительный. Хотя я действительно умный. Два красных диплома о высшем образовании, одно из которых юридическое, это вам о чём-то говорит?! Да и в бдительности мне не откажешь, должность обязывает. Не в этом суть. Всё потому, что каждую субботу мы с друзьями ходим в баню. Традиция у нас такая...

Как опытный юрист, хотел бы вам разъяснить, что видов права много, но главным, преобладающим над всеми, выражаясь научно – имеющим преюдициальное значение, является такой вид права, как право телефонное. Телефонный звонок в современном мире решает всё. Преюдиция, есть преюдиция.

О телефонном праве знают не многие, только избранные. Но только избранные из избранных знают, что преобладает над правом телефонным… что относится к нему, как стратегия к тактике или даже технике… что задаёт общее направление телефонному праву… это право бан-но-е… В банном праве важно, не то, как часто вы ходите в баню, а то, с кем… лично я хожу в баню только со своими друзьями… а мои друзья это элита, это олигархат нашего субъекта федерации. Я не стану раскрывать здесь все карты, но чтобы вы имели представление, скажу, что мэр города в нашей компании стесняется испортить воздух. Так что, мне ли бояться каких-то мошенников?!

Хотя казусы конечно бывают. На годовщину фарфоровой свадьбы, когда я выбирал супруге подарок, у меня, например, угнали автомобиль. Да-да, это смешно, но факт. Этот прецедент имел место быть. И мне пришлось позвонить своему другу Дмитрию…

* * *

- Ну что, пидарасы, вы догадываетесь, по какому поводу, мы здесь собрались?! – через час после моего звонка друг Дмитрий ходил по коридору здания УВД и проводил воспитательную беседу с криминальными авторитетами нашего субъекта федерации. Беседовать с Дмитрием им было тяжело, так как приходилось исполнять роль мифических Титанов, придерживая от падения несущую стену здания УВД, упёршись в неё тыльными сторонами ладоней и широко расставив ноги. Форма одежды Дмитрия была немного несуразна – на голове его была одета балаклава, а из под камуфляжной куртки, из опознавательных знаков имеющей только нашивку «ОМОН», выглядывали брюки с генеральскими лампасами, заканчивающиеся лакированными туфлями. Смысла скрывать лицо, демонстрируя лампасы, не было никакого – полицейский генерал в области был только один. Но Дмитрия это нисколько не смущало. Он размеренно прохаживался вдоль ряда Титановских ягодиц, многообещающе постукивая по ладони резиновой палкой, числящейся в ведомости под аббревиатурой «ПР-73М», именуемой в народе как «рычаг демократии», фактически же представлявшей собой фаллоимитатор, стилизованный под член афроамериканца.

- Кому молчим, отбросы общества? – угрожающе прервал Дмитрий безответную тишину пидарасов, подчёркивающую образовавшееся в атмосфере коридора УВД электрическое напряжение.
- Гражданин начальник, ваше обращение для людей оскорбительно, - задерзил один из Титанов.
- Ты, Сеня, на «отбросов общества» обиделся что-ли? – явно язвил генерал, встав за спиной оскорбленного.
- «Отбросы общества», Дмитрий Виссарионович, никого из здесь присутствующих оскорбить не могут, так как в общественном понимании это факт, - уже немного сожалел о собственной смелости рецидивист Сеня «Тузик» Куролесов, в ожидании воспитательной работы в области почек. Но Рубикон уже был перейдён.
- А вот за «пидарасов» не мешало бы обосновать, - закончил мысль Семён, сам удивляясь собственной самоотверженности и ощущая себя героем Советского союза Александром Матросовым, прикрывшим своими почками пулемётный дзот.
- Хорошо, - усмехнулся Дмитрий, наслаждаясь собственным либерализмом, - пусть издаст звук тот, кто ни разу на зоне, не размешал в очке товарища по несчастью шоколадный гоголь-моголь.

Ожидание было тщетным, звука никто не издавал. Но тут одинокое жалобное жопошное «пу-у-ук» раздалось в тишине коридора.
– Простите, товарищ генерал, сам не знаю, как вырвалось, - молча пожал плечами огромный омоновец с дебильноватым лицом и автоматом на плече.
- Павлик, в тебе я и так не сомневался, - по-отечески ответил генерал на «пук» богатыря.
- Молчите, господа преступники? Вот тебе, Сеня, и ответ на твой вопрос – «непидарасов» среди вас нет.
- Ну, вы тогда бы хоть уточняли – «активные пидарасы», - выразил общее облегчение Семён, удовлетворённый таким раскладом.
- Ах, Семён, Семён, верёвки ты из меня вьёшь. Повторяю вопрос, господа активные пидарасы, вы уже догадались, по какому поводу наш симпозиум и какова будет тема моего доклада?
- Никак о беспределе и правах человека гутарить будем?! – подколол генерала очень активный пидарас, Мыкола Питерский, из другого конца коридора.
- И-мен-но, о беспределе и правах человека. Но, как ответственного омбудсмена, интересуют меня сегодня не какие-нибудь аморфные права, какого-нибудь неустановленного лица или группы лиц, а конкретное право собственности на автомобиль Lexus LX570 с классом защиты 5, кожаным салоном и аудиосистемой Mark Levinson стоимостью 6,8 миллиона рублей, - начал свой доклад Дмитрий Виссарионович, - принадлежащий конкретному человеку и моему другу, прокурору нашей области. Данный автомобиль отработали час назад возле торгового центра «Светлячок».

В этом месте доклада нервная система моего друга Дмитрия истощилась до предела и возможность вести беседу в дипломатической форме исчерпала себя до донышка, - Я вас, ёбанные мрази, научу власть уважать!
Далее глазницы балаклавы Дмитрия Виссарионовича начали метать молнии, а ротовое отверстие извергать слюни вперемежку с горькими упрёками. Полный укоризны доклад генерала содержал напоминание о том, как благоденствовали «выкидыши подзаборных блядей» до сего момента, и как бесперспективно им будет в жизни будущей. Кроме того, активные пидарасы были уведомлены, что объявлять план «Перехват» и позориться перед коллегами на всю страну, никто не собирается. Но если через двадцать четыре часа автомобиль не будет найден, по области будет объявлен план «Пиздец всему», и те из участников настоящего симпозиума, кому удастся не погибнуть, оказывая сопротивление при задержании, исполнят танец «Бесконечной сороконожки».
Зверя, страшнее Бесконечной сороконожки, никто из участников симпозиума в жизни не видел. Потому, как, по замыслу хореографа, она представляла собой выстроенных вкруг в коленно-локтевой позе Титанов с противогазами на лицах. При чём, каждый предыдущий для каждого последующего играл роль фильтрующе-поглощающей системы, так как соединительная трубка противогаза была ввинчена ему в жопу.
- Ну его нахуй, такой хоровод, - молча молились пристыженные Титаны, проклиная, пока никому неизвестных, залётных беспредельщиков-гастролёров.
- Гони их нахуй, Павлик, - успокоившись, резюмировал своё выступление генерал, обращаясь к омоновцу и глядя на свои золотые наручные часы, - Время пошло, господа пока ещё активные пидарасы!

Ровно через час мой автомобиль стоял в моём же гараже, а внутри его находилась корзинка с цветами и сервиз из фарфора португальской компании Siala. «Счастья вам в семейной жизни» - лаконично гласила пояснительная записка.

* * *

Эту историю я вам рассказал не для того, чтобы похвастаться своей крутизной. Нет. Просто для того, чтобы вы смогли оценить нелепость той ситуации, в которую я попал сейчас, абсурд, над разгадкой которого я ежесекундно ломаю голову, нонсенс, из которого меня не вытащило даже банно-телефонное право. Может быть, кто-то из вас поможет мне разобраться, каким образом человека моего уровня сумела развести какая-то деревенская ворона, до основания разрушив, мою счастливую семейную жизнь.

* * *

- Альберт Сигизмундович, объясните мне, как руководимый вами областной суд мог оставить в силе это идиотское решение? Как?? – очередное субботнее посещение бани и даже очаровательные новые хохлушки-проститутки не радовали меня, я нервничал, так как в прошедшую пятницу судебная коллегия оставила в силе решение суда, согласно которому, я, прокурор субъекта федерации, признавался отцом двух близняшек и плательщиком алиментов.
Проблема была не в том, что я не мог стать их отцом, чисто гипотетически мог, проблема была в том, что о существовании их мамы, до её обращения в суд, я даже не догадывался.

Когда девушки были использованы и отправлены восвояси, и кроме узкого круга моих друзей и полуглухой старушки-банщицы, бабы Клавы, прибиравшей туалет, в помещении бани никого не осталось, я всё-таки решил поговорить о наболевшем.
- Вася, перестань кипятиться, - успокаивал меня мой друг Альберт, - я председатель областного суда, но я не волшебник, и винить тебе, кроме себя самого, некого. О наличии иска я сообщил тебе до того, как председатель районного суда отписал его судье. Понимаешь?! Он сначала позвонил мне – я отзвонился тебе. Что ты мне сказал? «Пусть назначают генетическую экспертизу, она сумасшедшая», – это были твои слова. Я предложил тебе созвониться с начальником областного экспертного учреждения, тогда мы еще могли повлиять на результат экспертизы. Что ты мне ответил?! Да ты же смеялся надо мной, как над умалишённым, уверяя, что всё и так будет нормально, уж за себя самого ты ручаешься. Так было? Ты ведь даже не на одно судебное заседание не явился и адвоката не нанял. Что ты хочешь от меня сейчас, когда в материалах дела уже три генетические экспертизы и все с точностью девяносто девять целых и девятьсот девяносто девять тысячных процента дают за то, что отец ты.
- Альберт, я не отец, я не могу быть их отцом, она просто подкупила экспертов, она мошенница, - нервничал я.
- Что, всех троих? О чём ты говоришь?
- Вася, они твои, - вступил в беседу мой друг Дмитрий, - тут и экспертизы никакой не надо, - с этими словами он бросил на стол несколько фотографий с разными ракурсами младенцев – точными копиями моего старшего и уже давно совершеннолетнего сына, когда ему было два месяца от роду. Легкоузнаваемая фамильная ямочка на подбородке, и родимое пятно на правой ягодице у обоих малышей раздавили меня морально.

- Хорошо, давайте ещё раз начнём рассуждать логически, - попытался я взять себя в руки, но тут же из них вырвался и истерично заорал, - ну не может этого быть! Не-мо-жет!! Чудес на свете не-бы-ва-ет!!!
- Вася, то, что чудес на свете не бывает, мы понимаем, - вкрадчиво вступил в разговор мой друг Федя-губернатор, - мы одного не понимаем, для чего ты перед нами-то комедию разыгрываешь?! Ну, трахнул ты эту страхолюдину по-пьяне, да и хер с ней, мы то свои люди, мы тебя не осудим.
- Фёдор Емельянович, вот только этого не надо… мы сколько лет с вами знакомы?! вы же прекрасно знаете, что я не пью, не курю, не употребляю наркотики, я в конце концов даже жене практически не изменяю… я человек полнейшего самоконтроля… заметьте, я даже проститутку каждую субботу одну и ту же пользую… Изольда как пропала три месяца назад, я на Николь переключился – всё… за всю семейную жизнь, ни одной любовницы, ни одной связи с женщиной на стороне…
- Что есть, то есть, - согласился со мной друг Дмитрий, - я твоей силе воли всегда завидовал.
- Ты её по учётам пробил? – без всякой надежды спросил я.
- Вася, я тебе уже десять раз говорил, по данным ИЦ УВД она не значится, к уголовной и административной ответственности никогда не привлекалась, на связи не состояла, общаковские тоже о ней ничего не знают.
- Вадик, а что там с телефонами? – в надежде обратился я к своему фээсбэшному другу.
- За два месяца ни одной зацепки, на прослушке и сотовый, и стационарный, - как и положено начальнику УФСБ, друг Вадик был самым рассудительным, - давайте, друзья, начнём с начала, у меня самого этот парадокс из головы не выходит.
- Давай, - согласились все.

- Возьмём за основу следующие условия задачи – первое – дети это Василия, как тут не крути, второе – Василий в половую связь с этой женщиной не вступал, по крайней мере, он такого факта не помнит, и я склонен ему верить, потому, что смысла, валять перед нами дурака, сейчас у него нет. Что из этого следует?
- Из этого следует, что увидев библиотекаршу из села Блошкино, наш Вася потерял память, гы-гы-гы, - посмеялся собственной шутке Федя-губернатор, - и в беспамятстве был ей использован для осеменения.
- Там такое чудовище, что память не мудрено потерять, когда мне опера её фотку показали, я заикался два дня, - согласился с Федей Дмитрий.
- Господа, давайте не будем превращать следствие в балаган, - урезонил друзей рассудительный Вадим, - возникает вопрос, Вася, случаи алкогольного либо наркотического опьянения до состояния беспамятства были?
- Нет, - уверенно ответил я.
- Травмы головы, может быть болевой шок, повлёкшие потерю сознания были?
- Нет, - твёрдо ответил я.
- Под наркозом в этот период не находился?
- Нет, - чеканил я, как девушка-динамо.
- Сеансы гипноза не посещал?
- Я гипнозу не поддаюсь.

- Хорошо, давай зайдём с другой стороны, - предложил неугомонный Вадик, - может быть, когда-нибудь имел место факт сдачи биоматериала в банк спермы?
- Нет, Вадик, нет, я человек, который привык всё контролировать, я не верю в бога, но если бы он существовал, то я б не упустил бы возможности схватить его за яйца и всё-таки держать всё под своим контролем, поэтому, в отличие от всех вас, я даже свой использованный презерватив не доверяю проститутке и в мусорное ведро не бросаю, я лично завязываю его в узелок, отношу его в туалет, бросаю в унитаз, и обязательно за собой смываю.
Узнав о данном факте, все друзья озадачились и одобрительно покачали головой.
- Вот ты монстр, Василий, а я ведь никогда об этом даже и не задумывался, - восторженно-одобрительно сказал друг Фёдор.
- Ну и хуле толку то? - опустил всю восторженность момента друг Дмитрий, - алименты платишь ты, а не мы.
Несколько минут в гнетущей тишине каждый размышлял над возможными вариантами решения головоломки. Кубик Рубика не складывался, либо дети были не мои, либо я её всё-же осеменил, но не хочу в этом признаваться – иных вариантов не было. Поэтому я склонялся к варианту номер один, а все остальные – два.

- Эврика! Эврика, блядь! – кричал я, изображая сумасшедшего Архимеда, - это Изольда!
- Кто Изольда? – не понял председатель суда.
- Эта тварь, это Изольда! – кричал я.
- Какая Изольда? – не понял губернатор.
- Проститутка моя, - восторгался я собственной сообразительностью, - как там её, на самом деле зовут?! Оксана Перебейнос из Житомира. Вот сука, а? Ты подумай только, это ж она залетела от меня как-то, может презик протечку дал, а потом сделала себе пластическую операцию. Типа сначала уехала, а потом приехала и иск на меня подала. Всё есть разгадка.
- Точно, - тоже удивились моей сообразительности губернатор и председатель суда.
Но начальники полиции и службы безопасности отнеслись к моему открытию достаточно скептически.
- Вася, ты не ебанулся часом? – озвучил свой скепсис Дмитрий, - хорошо, пускай она себе лицо изуродовала, это возможно, пускай пересадку волосни из пизды под нос сделала, тоже недолгА, да что уж там, пускай сиськи четвёртого размера отрезала и два использованных презерватива взамен пришила, но, Вася, - тут друг Дмитрий, явно переигрывая, сделал театральную паузу, - она же ростом в два раза ниже, как по-твоему она кости бедра и голени укорачивала? Напильником стачивала? Или пару-тройку позвонков из позвоночника удалила? И для чего, Вася, для чего?
- Что значит для чего? - не понял я.
- Дмитрий имеет в виду, что у Оксаны Перебейнос из Житомира шансов, отсудить у тебя алименты, не меньше чем у библиотекарши из Блошкино, ей незачем было себя уродовать, - культурно объяснил Вадик, - и каким образом Оксана втягивала свой живот, когда тебя обслуживала? Она же уехала, как раз перед родами библиотекарши? – добил меня Вадик.

Я ушел в себя.
- А мне всё-таки кажется, что Василий Ибрагимович нас дурачит, - начал мой друг, председатель суда, Альберт Сигизмундович, - Вася, вот ты мне объясни, откуда она знает, что ты от минета не кончаешь, что у тебя на заднице родимое пятно, что при оргазме ты пердишь и хрюкаешь?
- Что, серьёзно? – еле сдерживая улыбку, поинтересовался начальник полиции.
- Это неконтролируемы рефлексы организма, - пытался оправдаться я.
- Гы-гы-гы, а я всё гадал, почему Василий Ибрагимович с проституткой постоянно в бильярдной уединяется, так сказать, компанию не поддерживает, - уже почти открыто глумился надо мной Федя-губернатор.
- А она что, всё это на суде озвучивала? – я был просто шокирован глубиной клоаки, в которую засунула меня библиотекарша из села Блошкино.
- Ну конечно, всё под протокол, - ты ж сам просил её на каких либо интимных мелочах завалить, я судью лично инструктировал. У меня сотрудники исполнительные.
- Господа, у меня есть предложение, - пришёл мне на выручку тактичный друг Вадик, - давайте, наконец, признаем, что задача, заданная нам уродливой библиотекаршей из села Блошкино, оказалась нам не по зубам, и просто забудем про неё, и не будем более никогда, обсуждением данной темы, портить нашу субботнюю банную процедуру. А я, наконец, отменю в отношении неё мероприятия ПТП…
На том и порешили.

* * *

Вот в принципе и вся моя история, история прокурора одного из субъектов нашей великой федерации. Если кто-нибудь знает отгадку этого ребуса, не стесняйтесь, звоните прямо мне, ну или на «02»…

P.S.

- Люда, ты пойми, олигархи это сейчас не актуально, ну вот какой у женщины шанс за олигарха выйти, или хотя бы просто родить, это ж как сперматозоиду яйцеклетку осеменить, один – на десятки миллионов. А уж в твои тридцать шесть, да с твоими данными и от порядочного дворника родить, шансов ноль. Да ноль. К тому же любой олигарх завтра свой бизнес на жену оформит, себе зарплату минимальную назначит, и будешь ты с него по полторы тысячи ежемесячно алиментов получать. А вот государственный служащий, это же другое дело. Во-первых их на много больше, во вторых зарплату в конверте он не получает, вся беленькая, в третьих у них же и пенсия, с людской не сравнить. Сейчас умные женщины не на олигархов, а на госслужащих охотятся. Ну и что, что женатые, тебе же с ними не жить, а на хорошие алименты ты в любом интим-магазине себе радости накупишь. Так что, сейчас госслужащие на вес золота.

Вот ты думаешь, что здесь у меня в целлофановом пакетике, использованные презервативы? Нет, милая моя, это даже не золотые самородки, а практически бриллианты. Вот – Фёдор Емельянович, наш губернатор, вот - Дмитрий Виссарионович, начальник всей полиции, вот - Альберт Сигизмундович, председатель областного суда. Тут ещё есть. И на каждом у меня бирочка. Что значит старые?! Все до шестидесяти лет. Да и к тому же, если помрёт до совершеннолетия детей, те свою долю на наследство даже независимо от его завещания получат. Так что, чем старше, тем лучше. Но я тебе конечно Василия Ибрагимовича порекомендую – наш главный прокурор. Сорок пять лет. Не пьёт, не курит, жене только с презервативом изменяет. Очень положительный человек. А красавчик, что ты?! Вот ему бы я дала. Он когда хрюкает, у меня аж елей по жилкам разливается. А какой аккуратист, вот ни разу презерватив, ни в цветочный горшок, ни в бильярдную лузу не засунул. Всегда в узелок завяжет, в туалет отнесёт, в унитаз выбросит, крышечку закроет и обязательно смоет, обязательно. Как достаю? Да очень просто – чтобы презерватив утонул, из него же надо воздух выпустить, а так он поплавком в унитазе и плавает.

А бабушке Клаве, ей много не надо, она ж за толику малую старается, сколько ты мне дашь, за то и спасибо. Если с первого раза не получится, ничего страшного, я тебе каждую субботу бриллиантик подносить буду, ты только приезжай, наведывай меня… И главное это… по телефону ни-ни, поняла?


© Ёжик Втумане

Оцените публикацию:

Комментарии: 0
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex