Когда хочется выпить...

Почитать 2 007 0 mam
Когда хочется выпить...
На войне лучшее средство от стресса - это водка. Обычная, 40-градусная, которую Менделеев изобрёл.Но иногда водки бывает мало. Даже не иногда, а чаще всего.

В мирное время можно сбегать в ночной магазин или к соседу. А что делать, когда ты сидишь на блокпосте в Старопромысловском районе ночью?
А водки нет. Вообще. А выпить хочется. Потому что мало.

И в светлые головы молодых офицеров пришла гениальная идея - смотаться на другой конец города за водкой. Тем более и деньги есть, и адрес человека, который этой самой водкой торговал.

Улица Красного Октября, дом 7, квартира 14. Второй подъезд. Проблема была в одном. Это был город Грозный. И шёл 2002 год.

Четыре офицера кинули жребий. Взяли четыре спички: три длинных и одну обломанную. Командовать личным составом на посту остался Володька. Вадиму, Валентину и Сергею достались длинные спички. Что означало ехать за водкой.

Сходили за водителем-механиком бронетранспортёра младшим сержантом Макаровым. Он был на рабочем месте. То есть на БТРе. Прикручивал к фарам звуковые колонки марки Вега. Синей изолентой.
- Чё эт ты делаешь? - удивился Сергей.
- Музыку, товарищ старший лейтенант, - отрапортовал Макаров, - всё равно стоим же на месте. Вот я магнитофон и запитал от аккумуляторов. Завтра днём песни будем слушать.
- Слушать будем сегодня, Самоделкин, - включился в разговор Вадим, - сейчас в город выезжаем. Не свалятся колонки?
- Мне ещё минут 10 надо, подключить всё, - отозвался Макаров, - и можно ехать.
- Давай, родной, подключай, - сказал Вадим, - душа горит. Надо ехать.

Макаров повозился с колонками. Привязал их для прочности ещё и верёвками. Подсоединил к усилителю и к раздолбанному магнитофону той же марки Вега. И ровно через 10 минут, как и обещал, завёл двигатель.



Три молодых офицера погрузились в БТР. Валентин сел рядом с механиком-водителем. Остальные позади них, в десантном отделении. Тяжёлая машина рявкнула мотором. Выехала на дорогу. Громадные колонки частично перекрывали свет фар, поэтому ехать приходилось почти на ощупь.
- Врубай музон, - хлопнул водителя по плечу Валентин, стараясь перекричать шум двигателя.
- Товарищ старший лейтенант, - заорал в ответ Макаров, - я кассеты забыл на посту. Только одна в наличии. Что в магнитофоне была.
- Врубай, что есть, - махнул рукой Валентин.

И Макаров врубил. Из динамиков, криво примотанных к фарам, заглушая шум мотора и вообще все звуки, понеслась: «Бей чертей, спасай Россию».
- В тему, - заорал радостно Валентин, - обожаю «Коррозию металла». Наша музыка.

Железная махина, не торопясь, двигалась по улице, оглушая окрестности металлическим роком. Скорость была небольшой. Дома были темны и молчаливы. Лишь эхо отвечало четырём смельчакам, отправившимся за огненным напитком в грозный город.

Вадим достал карту. При свете фонарика, подпрыгивая на ухабах и кочках, попытались понять, как лучше ехать. Не поняли. И спросить было не у кого.
На перекрёстке Макаров увидел какой-то свет и резко повернул направо. Сразу за домом, во дворе, горел костёр. Около костра две застывшие фигуры.
БТР резко остановился.

- Дорогу спросить надо, - заорал Валентин, - глуши двигатель. И музыку выключи на время.
Двигатель заглох. На высокой ноте оборвалась песня. Двое у костра не шевелились. Открылась боковая дверь. Из неё вывалились Сергей и Вадим.

Сергей остался около машины. Вадим подошёл к двум фигурам у костра. При приближении фигуры оказались двумя молодыми парнями в чёрных куртках. Один чёрненький, второй рыжий. Лет по 16-18. Короткие бороды, больше похожие на небритость. На плечах висят автоматы. Они ошеломлённо смотрели на Вадима.
- Привет, пацаны, - сказал он им.
- Здравствуйте, - отозвался один из парней.
- Мы тут заблудились, - продолжил Вадим, - заплутали немного. Как бы нам на Красного Октября проскочить? Дом 7.

Пауза. Один из парней снял автомат с плеча, перевесил его на другое плечо. Вадим, в свою очередь, поправил свой автомат, болтающийся за спиной. Позади него у БТРа мелькнул огонёк. Это закурил Серёга.
- К Мусе? За водкой? - спросил басом второй парень, рыжий. Голос совсем не вязался с его молодым возрастом и детским лицом в веснушках.
- К нему, к родимому, - кивнул Вадим, - за водкой. А то нам не хватило.

Хмель постепенно рассеивался в голове. Улетал кусками в чёрную ночь. И становилось непонятно, что он, российский офицер, делает ночью рядом с двумя боевиками у какого-то костра.
- Вы не туда свернули, - сказал рыжий, - вам надо проехать два квартала и свернуть направо ещё раз. И ехать до парка. А там налево и прямо. До гостиницы. Она там, как свечка, торчит. У Мусы на доме номер есть.
- Спасибо, - поблагодарил парней Вадим, - я понял. Два квартала, направо и до парка. А там до гостиницы.

Он сделал два шага назад, потом повернулся и, не спеша, пошёл к броне.
- Эй, подождите, - раздалось сзади.
Вадим остановился. Пот потёк по шее. Руки тоже стали мокрыми. Он медленно обернулся.
Рыжий подошёл к Вадиму.
- Есть закурить? - спросил смущённо.
- Есть, - ответил Вадим.

Вытащил из кармана пачку сигарет. Негнущимися пальцами открыл её. Выудил три штуки. Отдал рыжему.
- Держи, - протянул сигареты, - кури на здоровье. И береги себя.
- Спасибо, - ответил рыжий, - и вы тоже, это, берегите себя.
И глянул прямо в глаза Вадиму. Быстро. И жёстко. Вадим усмехнулся.
Оба развернулись почти одновременно и пошли. Один к костру. Второй к БТРу. Сергей был уже внутри.

Вадим залез в отсек. Объяснил Макарову дорогу. Тот кивнул. Завёл мотор, включил музыку. Над притихшим было городом зазвучала «Russian Vodka».
- В тему, - заорал счастливо Валентин, - музыка в тему. Поехали.

И они поехали. А двое у костра остались. Спустя несколько минут из разрушенного дома напротив к ним присоединился третий. Рыжий раздал всем по сигарете. Закурили.
- Ты чего не стрелял? - спросил чёрненький у третьего. - Мог бы завалить этого, который дорогу спрашивал. И того, что курить вышел.
- Мог бы, - пряча сигарету в ладонях, ответил за третьего рыжий, - только в следующую минуту они бы завалили нас. И вообще они очень уверенно себя чувствовали. Как дома.
- Неспроста, - подал голос чёрненький.
- Их вообще слышно за три километра с этим концертом, - задумчиво сказал рыжий, - как будто специально предупреждают, что едут. Черти.
И выкинул окурок в костёр.

А «черти» в это время доехали до парка. Из которого по ним лупанули очередью из автомата. Но пули прошли над машиной, даже не задев броню. БТР, не останавливаясь, повернул налево и поехал в сторону гостиницы «Северная». Грохоча очередной песней на всю округу. Из-за туч выглянула луна. Ущербная, но дающая хоть какой-то свет в этом тёмном городе.

Приехали на улицу Красного Октября. Валентин принялся указывать дорогу. Так как раньше уже неоднократно наведывался к Мусе. Но днём. Подъехали вплотную к подъезду. Заглушили мотор. Выключили музыку. Тишина. Лишь где-то какие-то шорохи и звуки. Да ветер.

Валентин выбрался из кабины через верхний люк. Озираясь, нырнул в подъезд. Сергей вылез за ним следом и немедленно закурил, прислонясь к стене.

В пустующей гостинице напротив дома Мусы чеченский снайпер поймал курящего Сергея в перекрестье прицела. Подумал. Подтянул к себе рацию. Что-то прошептал туда. Рация помолчала, помолчала и вдруг выдала: не стрелять.
- Почему? - удивился снайпер. - Они у меня как на ладони. Один курит, а второй в дом вошёл. Выйдет, я и его сниму.
- Не стреляй, - повторили в рации, - это подстава. Специально пустили с музыкой приманку. За ними спецназ идёт.

У снайпера неприятно засосало под ложечкой. Захотелось пить. Он вытащил флягу с водой, сделал пару глотков. Достал бинокль и начал просматривать ближайшие дворы. Вроде тихо.
- Их точно прикрывают? - спросил у рации.
- А ты как думаешь? - ответили в рации. - Нормальный человек попрётся ночью через весь город, играя на гитаре?
- Нет, - ответил снайпер.
- Вот и не стреляй, - ответили в рации, - постреляешь потом.
- Хорошо, - ответил снайпер и отложил винтовку в сторону.

А в это время Валентин затарился у Мусы водкой. Вышел из подъезда. Залез в БТР. За ним вслед забрался Сергей. Задраили люки. Открыли бутылку. Достали одноразовые стаканчики.
- Водиле налить надо, - сказал Вадим.
Налили водителю.
- Тебя как зовут, Самоделкин? - спросил Валентин.
- Олег, - откликнулся сержант.
Выпили. Закусили хлебом, который нашёлся у механика-водителя. Завелись. Поехали.

- Чё музыку не включаем? - спросил Сергей.
- Муса просил не шуметь. У соседа ребёнок маленький спит, - крикнул ему Валентин в ответ.

Отъехали пару кварталов. Врубили «Коррозию металла».

До блокпоста добрались без происшествий. И даже умудрились не заблудиться.
Приехали. Допили с остававшимся за старшего Володей привезённую водку. Под утро уснули.

Когда проснулись, то обнаружили прибывшее начальство с проверкой. Которое из радиоперехватов боевиков узнало, что по городу ночью колесил БТР, пугая мирных граждан неформальной музыкой.

Комполка ругался матом и пинал пустые бутылки, которые не успели выкинуть после пьянки. Обещал отдать под трибунал и хватался за сердце. Потом устал. Выпил чаю и послал в штаб сообщение о проведённой ночью разведывательной операции. Из штаба попросили фамилии участников рейда. Послали фамилии, не забыв и младшего сержанта Макарова.

Из штаба сообщили, что все будут представлены к награде. За проявленный героизм и мужество. Комполка выпил ещё чаю. Успокоился. Велел снять с БТРа колонки. Пообещал лично пристрелить каждого, кто ещё хоть раз ночью выберется в город.
- Водка ещё осталась? - спросил у офицеров.
- Никак нет, - отозвался Вадим, - но можем съездить. Есть адрес. Хорошая водочка.
- Я вам съезжу! - заорал успокоившийся было комполка. - Я вам так съезжу, что мать родная не узнает. Ездоки, блин.

И отбыл в штаб. Оформлять наградные на своих четырёх подчинённых.
Спустя несколько месяцев в торжественной обстановке, в Моздоке, им вручили серебряные медали «За отвагу».
А механику-водителю Макарову ещё и отпуск дали.

Оцените публикацию:

Комментарии: 0
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex