Закрыть
» » Курортный роман в Старой Руссе

Курортный роман в Старой Руссе

Курортный роман в Старой Руссе
Родной атомный завод по программе реабилитации выделил мне путёвку на курорт «Старая Русса». Курорт дело хорошее, осталось разработать план мероприятия. Впрочем, а что его разрабатывать, он всегда один – спиртное, танцы, а главное завести роман. Роман это самое мощное оздоровительное мероприятие, действующее на здоровье стократ благоприятнее всех грязей, ванн и прочих массажей вместе взятых. Ничего лучше ещё никто не придумал. И так, лечиться, лечиться и ещё раз лечиться, как завещал великий Ленин.
Первый вечер прошёл впустую. Во второй на танцполе появилась Галя, и я сразу же понял – это судьба. Одета была Галя в обтягивающие чёрные брюки и белый внатяг свитерок, сквозь который вырисовывалась высокая грудь. Из под пышного каре тёмных каштановых волос глядели шальные глаза начинающей стервы, и я понял – времени терять нельзя, а то уведут.
- Девушка, Вам крупно повезло – на Вас обратил внимание очень хороший человек. Он галантен, хорошо танцует и с удовольствием угостит Вас шампанским. За это Вы обещаете ему право первого танца.
- А где этот человек?
- Да это же я.
И я улыбнулся ей со всем своим очарованием. После вчерашней «прописки» очарования явно хромало, но вроде прокатило. И всё пошло по давно заведённому сценарию – бар, танцы, прогулки под луной и даже какие-то дрянные стихи, которые кто-то выдумал спьяну и второпях, может быть даже я сам.
И, наконец, её одноместный номер. Да, Галя была неутомимой труженицей любви, но ещё больше ей хотелось быть стервой, настоящей матёрой стервищей, просто женщиной-вамп, сводящей с ума всех попавшихся ей мужиков.
И она начала свою игру. Так появился лысый джентельмен солидной наружности, с которым она начала меня чередовать. По её замыслу мы должны были бороться за право обладания ею. Мне эти соревнования ни к чему и я начал оглядываться по сторонам.

Я заметил её на танцполе, она танцевала все быстрые танцы и всё время улыбалась, улыбалась так, словно была маленьким и ещё совсем безгрешным ребёнком. Может, травы накурилась, спросил я сам себя, и почему-то мне вдруг стало стыдно за своё идиотское предположение. Захотелось подойти и спросить о причине такой радости, но рядом была Галя и я решил отложить знакомство до того как она опять зависнет со своим лысым другом на очередном концерте.



Она опять танцевала и опять улыбалась. И вот, наконец, Кузьмин запел свои сибирские морозы.
- Разрешите Вас пригласить?
- Приглашайте.
Я танцевал с ней и не верил своему счастью, её тонкая рука с синими прожилками лежала в моей, она смотрела мне в глаза и опять улыбалась.
- Извините, но не могу не спросить – почему Вы всё время улыбаетесь, Вы, наверное, очень счастливый человек, от Вас просто сияние какое-то исходит.
- Спасибо, давайте лучше знакомиться. Меня зовут Елена. Кстати, я Вас тоже давно заметила, особенно когда Вы танцевали с той девушкой с каре. Она всегда с таким восторгом и преданностью на Вас смотрела…. Я ей даже чуточку завидовала.
Я перевёл разговор на другую тему:
- Предлагаю закрепить наше знакомство в баре бокалом коньяка или шампанского на ваш выбор.
- Пойдёмте, а то здесь слишком душно.
В полупустом баре мы сидели друг против друга за маленьким столиком. Я смотрел в её зелёные глаза, в которые, словно в пламя костра, можно было смотреть бесконечно. Но надо было что-то говорить.
- Лена, Вы где живёте?
- В Питере.
- Мы с вами земляки.
- Знаю, мне всё про Вас рассказали.
- Кто этот предатель?
Она опять засмеялась.
- Идёмте лучше гулять.
Мы гуляли по ночному парку, было слегка морозно и безветренно.
- Смотрите, Володя, это дерево любви. Сюда влюблённые привязывают ленты. Смотрите как красиво.
С дерева грустно свисало множество разноцветных лент.
- Хотите, мы тоже привяжем?
-Хочу, но ленты нет. У Вас есть? Тоже нет? Значит, мы ещё не готовы. Не судьба.
Она опять засмеялась.
-Лена, Вы кем работаете?
- Угадайте.
- Врачом?
- Нет.
- Учителем?
- Нет.
- Бухгалтером?
- Нет.
- Ну всё, сдаюсь.
- Я стюардесса.
- О, как романтично. Вам нравится?
- Не знаю. Прошлый Новый Год в Таиланде, позапрошлый в Гонконге. А дома у меня маленький сын, который живёт у бабушки, потому что у него нет отца, и который совсем не видит свою мать.
Потом мы сидим у фонтана и болтаем всякую ерунду, прихлёбывая какой-то заморский коньяк из маленькой металлической фляжки, которую она извлекла неизвестно откуда.
- Володя, хотите я покажу Вам завтра город, заодно увидите Георгиевский Храм и чудотворную икону Старорусской Божьей Матери?
- Конечно, хочу.
На этом мы расстались до завтра.
День прошёл в привычной суматохе санаторных процедур. А после обеда мы уже двигались по городу по направлению к храму. Тихая улочка художника Сварога, жившего здесь в начале прошлого века, щетинилась голыми ветками облетевших садов. Маленькие кособокие деревянные домики, опоясанные причудливыми заборами, навевали какую-то призрачную тоску.
- А знаете, Володенька, летом здесь очень красиво.
- А летом везде красиво.
Мы свернули на улицу Георгиевскую, в проулке показался храм. Елена остановилась, повязала на голову чёрный платок и сразу стала похожа на безутешную вдову.
- А теперь, Володенька, слушай меня внимательно. При входе в храм нужно смирить свою гордыню, прекратить свои бесконечные шуточки, перекреститься и поклониться храму. Я покажу тебе, куда и кому поставить свечи. У чудотворной иконы мне нужно будет остаться одной – я буду молиться, ты мне не мешай.
Мы молча вступили на отмытый до белизны деревянный пол храма и погрузились в его таинственный полумрак.
Я ждал её на улице. Она вышла и сразу закурила, на её глазах блестели слёзы.
- Володенька, только не говори ничего, давай немного помолчим.
Мы медленно шли по заброшенной набережной местной речки Полисти.
- Я обещала Вам экскурсию… Вот смотрите, дом-музей Достоевского, здесь он писал своих «Братьев Карамазовых», а по воскресениям водил в Георгиевский храм своих детей.
- Елена, а как ты дошла до такой жизни? – я немного стушевался – ну как-то непривычно видеть такую молодую и красивую женщину в чёрном платке на коленях возле иконы в каком-то полудеревенском храме. Извини, если я нетактичен, но уж как-то это всё необычно для меня.
- У каждого свой путь к богу. Сейчас умирает от рака моя лучшая подруга. Ей всего 32 года. Врачи бессильны, и она знает об этом. Остаётся одна единственная надежда – на чудо. Вот этого чуда я и прошу у Всевышнего, об этом и молилась у чудотворной иконы Божьей Матери. Но давай замнём, вот лучше обрати внимание – магазин «Эконом», тебе это место необходимо знать – здесь самый дешёвый в городе алкоголь.
Мы опять смеёмся, я покупаю бутылку армянского коньяка, и мы идём дальше.
Вечером выпал снег. Звоню по телефону.
- Ленка, пошли скорей на улицу, там зима начинается!
Мы опять бродили по парку до позднего вечера, ловили ртом снежинки, толкались. Её лицо, загоревшее под заморским солнцем, светилось каким-то особым счастливым светом, никогда ещё мною не виданным.
- Вон смотри, Володенька, звёздочка моргает и движется, ты знаешь, что это такое?
- Конечно, это ты летишь!
Она опять смеялась:
- Да, это Ленка Журавлёва опять полетела в тёплые страны. Смотри иногда в небо, Володенька, может, увидишь маленькую звёздочку, такую же как эта, и вспомнишь меня и Старую Руссу.
Её губы были тёплыми и мягкими, а на щеке опять серебрилась слезинка.
- Я завтра уезжаю, Володенька, придёшь меня проводить?
Утром я погрузил в автобус её бесчисленные сумки, пятилитровую флягу со святой водой и какую-то неимоверную раму с местным народным творчеством.
- Напиши мне эсэмэску, Володенька, но только длинную.
- Ладно, напишу.
Вечером я налил себе коньяку, достал ноутбук и стал придумывать текст для эсэмэски. Получилось сразу.
«Прошло время и всё забылось. Но иногда, поздним вечером я выхожу на улицу и задираю вверх голову, пытаясь отыскать среди миллионов звёзд одну, которая плавно скользит по небосводу, мерцая сигнальными огнями. Я знаю эту звезду, её зовут Елена Журавлёва. И я начинаю тихо повторять про себя это своё неумелое обращение к Всевышнему – Господи, ты всемогущ и милосерден. Не допусти, Господи, чтобы эта маленькая звёздочка скатилась вниз по прихоти каких-то чудаков, загадавших своё никчёмное желание. Наверное, Господь слышит меня, и звёздочка вновь продолжает своё торжественное шествие по холодному бездонному небу.»
Осталось отправить, но так не хочется мучаться с телефоном. Но я же обещал…….
  • Комментарии VK
  • Комментарии Facebook
  • Комментарии через форму сайта

Имя:*
E-Mail:
Комментарий: