Домовой Коля

Почитать 11 651 0 mam
Домовой Коля
Катюха прибежала домой, как всегда запыхавшись. Бросив пару дежурных фразочек Гамаюну, она подсыпала зерен в его кормушку.

- Катошс-трофа, катошс-трофа! - несколько раз повторил попугай и принялся клевать корм.

Волшебную птицу Катя купила у Надежды Львовны в магазине магических артефактов. Впрочем, как и хрустальный шар, денежное дерево, пятнадцать томов «толкования сновидений Ясновского», хиромантию двадцать первого века, астрологию для новичков, сосновую плашку силы и бессмертия, трёхногую жабу, Хоттея и ещё много чего. У неё даже были денежные золотые карпы, но они издохли, потому что Катюша кормила их как отец на рыбалке – перловой кашей с макухой, пока та не забродила в аквариуме.

Но не об этом речь. Попугай действительно был волшебным. Он умел предсказывать будущее, нужно было только правильно истолковать его отрывочные фразы. Однажды утром он сказал: «Дурра, попей чайку!» - и Катя решила, что действительно, попить чая очень хорошая идея. Она поставила чайник на плиту, но в этот момент позвонил Павлик. Это потом оказалось, что он козёл и бабник, а тогда он был прекрасным обходительным джентльменом. Катерина забыла про чай и уехала с Павликом загорать на пляж.

Чайник сгорел. Дым от расплавившейся пластмассы завонял весь подъезд, и соседи, не раздумывая, вызвали пожарных. Кате пришлось заплатить штраф и заказать новый стеклопакет взамен разбитого. Именно тогда она поняла, что попугай предупреждал её об опасности и говорил: «Дурра, не пей чайку».



Второй раз своё волшебное происхождение птица подтвердила, сказав хозяйке: «Лера сволочь». Катя часто повторяла эту фразу после того, как заканчивала телефонный разговор со своей лучшей подругой. И Гамаюн оказался прав. Лера отбила у неё Макса, на которого Катя возлагала большие надежды и даже мечту о свадьбе.

Поэтому, услышав шипящее «Катошс-трофа», она испугалась не на шутку.

Но вспомнив, что предсказания попугая иногда носят совершенно противоположный характер, быстро успокоилась и открыла только что купленную в магазине книгу «Как привлечь счастье в личную жизнь с помощью домового».

Внимательно вчитываясь в каждую строчку, Катерина уяснила, что именно помощь домового, то что ей нужно. Оставалось дождаться вечера. Обряд нужно было совершать после захода солнца. А пока Катюша занялась приготовлениями. Как утверждал автор книги, независимо не от чего все домовые любят сладости и молоко.

Катюха прибежала в ближайший супермаркет и принялась подбирать «приманки» для спасителя её личной жизни. Глаза разбегались от количества сладостей, но Катя, будучи девушкой серьёзной и умной, сразу сообразила, что рахат-лукум, шербет и пахлава не подойдут. Она представила себе, как в кухне появится нечто среднее между Хоттабычем и дворником Равшаном…

Нет-нет! Домовой должен быть наш, отечественный. Поэтому свой выбор она остановила на пряниках, булочке с повидлом и ватрушке. Взяв всего по одному, она отправилась к стеллажу с молочными продуктами. Детское и диетическое, насыщенное белком, в бутылках и дойпаках… Катя растерялась.

К счастью, поблизости оказалась сотрудница с бейджем «администратор Василиса».
- Скажите, - обратилась Катя к администратору, - а какое молоко у вас самое качественное?
- У нас всё качественное! - отрезала Василиса, - вам ребёнку или для выпечки?
- Мне домовому, - ответила Катя.
- А, животинке? – оживилась администратор, - бери любое, самое простое. У тебя кошка или собака?
- Попугай, - сказала девушка.
- Попугай - Домовой? - усмехнулась Василиса, - оригинально.
- Нет, попугай – Гамаюн, - уточнила Катерина, - а домовой обычный, я его вечером позову.

- А, вон оно что! Тогда лучше бутылку вискаря возьми ему, - улыбнулась администратор и ушла.

Катя выбрала обычное молоко и, прихватив бутылку виски, по совету Василисы, отправилась домой.

Рядом с остановкой, Катя увидела бабулек, торгующих зеленью, семечками и маленькими букетиками ландышей.
- Может быть нужно украсить стол букетом цветов? – подумала она и направилась к старушкам.
- Здравствуйте, бабулечки, - обратилась Катюша к продавщицам.
- Зравствуй милая. Тебе чего?
- Скажите, а домовой запах ландышей любит или нет?
Ильинична, та, что сидела правее, подвинулась чуть назад. А Ивановна, сидевшая чуть левее, быстро сообразила в чём дело и протянула девушке старый, засохший пучок пажитника, который она таскала на базар больше месяца.
- Вот держи, домовой очень этот аромат любит, - сказала старушка и добавила, - сорок рублей.

- Спасибо! - радостно ухватив «букет», выпалила Катя и побежала домой.
- Что за времена такие, Ивановна? - провожая взглядом девушку, грустно вздохнула Ильинична, - молодая такая, красивая, а уже ненормальная.
- Молодость, - грустно ответила старушка, - мы чай тоже не сразу мозгами обзавелись, жизнь научит…

Вернувшись домой, Катя первым делом зашла в ванную. Повертела милой мордашкой перед зеркалом, то собирая волосы в хвостик, то небрежно их взъерошивая.

- С хвостиком лучше, - решила она и затянула резинку. Затем оглядела платье.

- Неплохо! И не вызывающе и прелести подчёркивает. - Довольная собой, она отправилась на кухню. Стол «шаманка» накрыла новенькой кремовой скатертью. Молоко налила, согласно инструкции, в фарфоровое блюдце и поставила на середину.

Почему-то в этот момент ей представился мужик с головой кота. Её передёрнуло, но она нашла в себе силы избавиться от неприятного образа и продолжила выставлять угощения. Пряники - все по одному. Ватрушку и булочку с повидлом.

В хрустальную вазочку налила воды и засунула туда «букет» пажитника. Затем, оценив его сухость, она слила воду. Теперь намокшие травинки облепили стенки вазы и смотрелись уродливо. Катя взяла фен и начала сушить пучок. Под натиском горячего воздуха, исправно нагнетаемого качественным китайским вентилятором, часть листиков и соцветий разлетелась по всей кухне, щедро усеяв новенькую скатерть.

- Мамочки! – засуетилась Катенька. - Там же чёрным по белому написано, что домовые не терпят мусора и пыли. Со всех ног она бросилась в комнату за пылесосом. Катя начала стряхивать семена со скатерти, но они всеми щетинками цеплялись к ниткам и никак не хотели покидать мягкую кремовую поверхность.

В отчаянии Катюша решила применить пылесос. Мощная турбина лихо всосала половину скатерти, натужно взвыла и отключилась, благодаря предохранителям.

Хрустальная ваза, фарфоровое блюдечко, молоко и хлебобулочные изделия совершили разнообразные пируэты и украсили окружающее пространство брызгами, осколками и крошками.

Катя выронила из рук трубу пылесоса и в полном отчаянии, со слезами на глазах, принялась убирать мусор.

- Вот и всё! Вот тебе, Катя, и счастье и домовой, - причитала она, всё более распаляясь и нервозно собирая мусор.
- Ай! - хрустальный осколок больно уколол палец и кровь брызнула на пол. Катерина бросилась к аптечке за пластырем. Перебинтованный палец немного болел, слёзы катились по щекам. Девушка плюхнулась на диван и открыла книгу.

«Дедушка, батюшка. Приди, пожалуйста. Мне помощь твоя нужна» - прочитала она заклинание и разревелась.
В этот момент в дверь позвонили.

Катя открыла. На пороге стоял мужчина. Не старый. В помятом костюме. Верхняя пуговица рубашки была расстёгнута. Слегка нагловатый взгляд выражал лёгкое удивление. Видимо тому виной была сама Катя.

Её заплаканное лицо в чёрных потёках туши было украшено мазком запёкшейся крови. Обтягивающее платье пестрело молочными пятнами и прилипшими крошками от ватрушки с творогом. Этот довольно необычный «макияж» довершал сверкающий в свете лампочки осколок хрустальной вазы, застрявший в волосах.

Мужчина слегка замялся и осторожно спросил:
- Вызывали?
Катя тоже ответила не сразу:
- Да…
Оба замолчали.
- Ой, что же это я?! - воскликнула Катерина. - Вы проходите, - пригласила она.

Мужчина осторожно переступил порог.
- А я, - закрывая дверь, оживилась Катенька, - уже думала, что всё пропало. Я же молоко разлила, и пажитник весь пылесосом всосала. А говорят, что вы терпеть не можете беспорядок. Вот я и подумала, что вы не придёте.
Катя резко замолчала и уставилась на мужчину. – А почему это вы через дверь пришли?

- Я… Вообще-то… А есть другой способ? - осторожно спросил он.
- Вообще-то везде написано, что вы появляетесь прямо там, где вас вызывают.

- Написано… - то ли спросил, то ли повторил незнакомец.
- Ну да! - Катя метнулась в комнату и протянула мужчине книгу, открытую на странице с описанием примет и свойств домовых.
Тот пробежал глазами страницу и аккуратно вернул книгу Катерине.
- Так-то оно да, появляемся, - нашёлся он, - но и через дверь тоже можно. По разному бывает.

Катя отложила книгу и уставилась на незнакомца.
- Как-то вы не сильно на домового похожи, - вдруг усомнилась она.
- А вы много домовых видали? - поинтересовался мужчина .
Катя не нашлась, что ответить и после секундной паузы неуверенно продолжила:
- А как вас зовут?

- Де… ди… - неуверенно начал мужчина.
- Ой, дурра я, - вскричала Катя, - вас же нельзя по имени называть. Только дедушка или батюшка!
- Да, - коротко ответил гость.

- Так, а как же к вам обращаться? - задумчиво произнесла Катя.
- Ну, - протянул незнакомец, - по настоящему имени нельзя, а по вымышленному можно. Пусть будет Коля.

- Коля! - Катя почему-то обрадовалась. Видимо потому, что в её сознании кружились Нафанаил и Кузьма.

- Да, Коля, - сдержанно и немного холодновато подтвердил гость.
- Вот и ладушки! - всплеснула руками Катерина, - идёмте в кухню, вы же сладкое любите? - забыв о случившейся катастрофе, ляпнула девушка.
Незнакомец, как истинный джентльмен, был сдержан и повиновался, следуя за хозяйкой.

Катя включила свет и взору неизвестного мужчины предстала душераздирающая картина.

На кухонном столе валялись обломки блюдца, а в потёках молока плавали семена пажитника. Пылесос, удавившийся скатертью, стоял посередине кухни. Апофеозом этого феерического беспорядка был прилипший к кафельной стене творог от ватрушки.

- Проходите, Коля-батюшка, - зачем-то добавила «батюшка» Катерина.
Мужчина прошёл в кухню, аккуратно ступая между руинами ритуала.
- Ой! Я и забыла совсем, что здесь такой ужас творится. И угощение ваше… пропало…

- Девушка обвела кухню грустным взглядом, но тут её осенило, - вы же чудеса творить можете! – Катя схватила мусорный пакет и, отвернув края, поставила его перед незнакомцем. - Давайте! Сделайте чудо! Чтобы всё как раньше было. Чтобы посуда целая и сладости!..

Мужчина покосился на мешок, а затем медленно опустил руку внутрь и достал самый целый пряник. Немного повертел его и откусил, одновременно отставив пакет поближе к мусорному ведру.
- На мелочи тратить чудеса не стоит, - пережёвывая пряное тесто, уверенно сказал он. - Одного пряника вполне достаточно, - доедая остатки сладости, добавил «домовой».

Катя, недоумённо, посмотрела на гостя.
- Вас как зовут-то? – продолжил разговор незнакомец.
- Катя, - робко ответила девушка.
- Так зачем вызвали меня?

- Чтобы счастья в личную жизнь попросить, - не задумываясь ни на секунду, выпалила она.
- Понятно. Вопрос более чем серьёзный.

Катерина продолжала разглядывать незнакомца. Ровным счётом ничего не давало ей утвердиться в мысли, что это и есть домовой. Костюм как костюм, лицо как лицо, и причёска совсем не такая, как описано в книге. Катенька засомневалась.

- Вы, Коля, присядьте пока. А я… - девушка придумывала на ходу причину отлучится и заглянуть в книгу, чтобы узнать, как отличить настоящего домового от поддельного.
- А вы, - незнакомец перехватил инициативу, - немного в порядок себя приведите, а то, как я вижу, вечер у вас сложный выдался.
Катя бросилась к зеркалу и, увидев своё отражение, мигом забыла о сомнениях.

Тем временем домовой остался в кухне один. Он заглянул в шкафы и в холодильник. Затем освободил пылесос от застрявшей скатерти. Смёл остатки мусора и отлепил от стены творог.

Когда Катерина вернулась, гость, как ни в чём не бывало, сидел за столом.
- Так значительно лучше, - заметил незнакомец, разглядывая преобразившуюся хозяйку. - Теперь можно и о деле. Присаживайтесь.
Катя повиновалась и медленно, не моргая, присела на табурет.

- Приступим, - сказал домовой и достал из кармана колоду карт.
Увидев карты, Катюша оживилась. Она обожала гадать, поскольку карты, наравне с волшебным попугаем, всегда предсказывали будущее точно и правдиво.

Гость ловко, точь-в-точь как фокусник, несколько раз перевернул и сложил колоду пальцами одной руки, а затем выбросил на стол червовую даму.
- Она?
- Она, - зачем-то ответила Катя, совершенно не соображая, кто такая эта «она».

- С неё и нужно начинать, - резюмировал домовой. Нужно провести обряд снятия зависти.
Катя хлопнула глазами, - и будет счастье?
- Сразу! Сразу после обряда всё начнёт меняться в лучшую сторону. Только нужно подготовиться и собрать необходимые предметы.
- А какие предметы?! - Катюша мысленно испугалась, что у неё может не найтись всего необходимого.

- Самые обычные, - пояснил домовой. Золотое кольцо. Самое старое, какое есть. Самую крупную купюру и бутылку спиртного. Самого крепкого.
Без промедления, повелительница домового-Коли принесла прабабушкино кольцо из червонного золота, сто новеньких долларов и достала из пакета купленный по совету Василисы вискарь. Чему, к стати, сильно удивилась и сразу предположила , что администратор Василиса уже вызывала домового.
- Вот! - она выставила на стол ритуальные вещи.
- Давай стаканы! - приказал мужчина.
Катя достала пару широких и низких и поставила их рядом с остальными магическими штуками.

Коля – домовой одним махом откупорил бутылку и плеснул в каждый на треть. Левой рукой он протянул один из бокалов Кате, а правой взял свой.
- Ну, со свиданочкой, Катерина! «Залпом пей, зависть вискарем залей!» - произнёс заклинание колдун и выпил.

Катя, под воздействием магических слов, последовала его примеру и одним махом опрокинула в себя содержимое бокала. С непривычки немного половила ртом воздух и присела, отмахиваясь ладошкой от жгучего зелья.
Домовой снова раскинул карты. При этом бубнового туза он положил на купюру. На трефового валета поместил золотое кольцо и принялся рассказывать Кате, что лучшая подруга заказала себе её счастье. Снять такое заклинание можно. Но дело это не простое и долгое.

От таких известей Катюша сама не заметила, как налила по второй и, чокнувшись со стоящим стаканом, залпом выпила снадобье, занюхав запястьем.

Крепкое зелье быстро прочистило помутнённое обидой сознание, и внутри Катерины проснулся скептик. Она пристально посмотрела на Колю-батюшку и, с нескрываемым ехидством, заметила:
- А домовые, между прочим, кроме молока ничего не пьют. Ты не домовой! А ещё, - не унималась Катерина, - домовые боятся соли!

С этими словами она схватила солонку, что бы поднести её поближе к самозванцу.Но размахнувшись слишком искренне, не удержала её и та, попала Коле-батюшке прямиком в глаз.

Он на секунду зажмурился и с диким воплем бросился к мойке, по пути, со всей дури, ударившись лбом об угол шкафа.
- Ой и дурр-ра, - стонал и матерился домовой, пытаясь как можно быстрее вымыть из глаз соль, которая начинала печь всё больше и больше.
Катя в растерянности блымала глазами.

«Боится! Он боится соли!!! - думала девушка, - значит всё-таки домовой».
Её одновременно захлестнуло два равноценных по силе чувства. Радости, от того что домовой настоящий, и вины,за причинённую боль.
Она встала и, стесняясь, неуклюже поднесла Коле полотенце.
- Вы простите меня, пожалуйста, - пролепетала она. - Мне очень жаль, что так вышло. И стыдно. Я больше не сомневаюсь, вы домовой.
Коля-батюшка уткнулся в полотенце и застонал.

Они опять сели за стол. Неловкое молчание длилось недолго. Хмель сделал своё и Катя, забыв обо всём, не давая вставить ни единого слова мистическому существу, тараторила без умолку.

О том, как она умеет разгадывать сны. О золотых карпах, безвременная кончина которых мгновенно отразилась на её материальном состоянии не лучшим образом. Что если Хоттея, гладить по лысине, как сказано в инструкции, то на пальцах начинают появляться мозоли.

Что Лера, предала их дружбу. Что хиромантия ей пока не даётся, но она всячески над этим работает. И много-много о чём ещё, пока морфей, подкреплённый парами спирта, не завладел её сознанием. Она положила локти на стол, склонила голову и уснула, тихонечко бормоча о счастье и волшебстве.

Коля встал и бесшумно прошёл в комнату. Из второпях оставленной на комоде шкатулки он вытрусил все драгоценности. Немного денег, собранных Катериной, он нашёл в шкафу, засунутыми между простынями.

Забрав остатки виски, мусор и, оттерев всё, к чему прикасался, он вышел в коридор. Остановившись на пару секунд, незнакомец вернулся в кухню. Он посмотрел на спящую девушку.

Сползший халат обнажил красивое белое плечо, которое небрежно прикрывали растрепавшиеся каштановые волосы. Коля поднял девушку на руки и отнёс в комнату на кровать. Ещё немного поглядел на неё, а затем бережно укрыл одеялом и покинул квартиру.

Пробуждение для Кати было немного болезненным. Ныл затылок, а в голове роились обрывки вчерашних событий. Она вышла на кухню. Где-то в глубине сознания мелькнуло: «домовой».
Что это было? Было ли вообще?
Кроме заляпанной, валяющейся в углу скатерти, ничего не осталось. Даже бутылки из под виски, от которого так ныл затылок.
Катерина поставила чайник.

Неужели ей всё приснилось? Она зачем-то одёрнула занавеску и выглянула в окно. Ей было тоскливо.

Чайник закипел и она, совершенно безразлично, просто потому что так нужно, насыпала кофе и собралась налить кипятка, как тут раздался звонок в дверь.
Она неспешно подошла и провернула замок. На пороге стоял Коля-батюшка. Он протянул Катерине сверток.

- Вот, - сказал он, - возьми.
Ничего не понимая, Катенька приняла пакет и, как всегда, наивно, преисполненная радости произнесла:
-Так всё-таки ты и есть домовой, Коля?

- Не домовой я, Катя. Вор я, и аферист. Я тебя вчера в книжном заприметил. Ну а дальше ты всё сама помнишь. Там в пакете всё на месте. И кольца с серьгами и деньги. Всё нетронутое.
Коля-домовой потупил взгляд.
- И вот, ещё, - он вытащил из-за спины букет ландышей.
- Возьми… И если можешь, прости…

***

С тех пор Катя и Серёжа - так на самом деле звали «домового», не расставались. Их знакомство и есть маленькая сказка. Они дали друг другу то, чего каждому из них, так не доставало.

Катя стала психологом, чтобы помогать таким же наивным людям, какой она сама была не так давно.
Сергей бросил грязные дела и стал фокусником иллюзионистом.

Никто уже не сможет точно сказать, сработало заклинание или нет, но по ночам, когда в квартире гаснет свет и становится тихо, на кухне можно услышать едва уловимое шуршание и посапывание. А если прислушаться ещё сильнее, то слышно, как кто-то говорит шёпотом: «а молоко с капелькой виски - очень приятный коктейль».

Тень недолго бродит по кухне, а с рассветом растворяется в том самом углу, где валялась вырванная из пасти пылесоса скатерть с пятнами молока и прицепившимися к ней семенами пажитника.

Оцените публикацию:

Комментарии: 0
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex