Я в прокуратуре, мой однокурсник на "красной зоне"

Почитать 86 683 0 mam
Я в прокуратуре, мой однокурсник на "красной зоне"
В середине 90-х, я учился в юридическом институте, время было весёлое, жили как на вулкане. Тогда возникало ощущение, что по окончании института будет непонятно, в какой стране будем жить. Но не суть. Если не ошибаюсь, на пятом курсе обязали нас проходить летом практику по своей специальности. Я и ещё один парень, с которым мы стали общаться в институте, устроились на практику в транспортную прокуратуру. В которую я потом и устроился.

Паренек был странноватый, но, тогда я ещё не так хорошо разбирался в людях, поэтому на его странности обращал мало внимание. Но фамилия у него конечно была знатная – Сосунов. Дал же бог фамилию! Болтались мы в прокуратуре, где-то один или два месяца, уже даже помню сколько точно. За время прохождения практики занимались всякой ерундой: разносили повестки, письма, запросы и т.д. Более-менее было интересно присутствовать при допросах, однако не все следователи это любили, и часто выгоняли нас, чтобы не мешали. Но история ни об этом. В ходе практики мне пришлось столкнуться с тем, что Сосунов оказался очень ленивым, хвастливым и туповатым парнем. Часто, когда мы договаривались о встрече в прокуратуре, чтобы получить очередное задание от следователей, он не приходил. Пояснял позднее, что был сильно занят и не смог прийти. Повестки, письма или запросы разносил по несколько дней, хотя его просили это сделать в течение одного дня. Но больше всего сначала веселили, а потом стали раздражать его истории о сексуальных похождениях. С его слов он был даже не секс-машина, а Секссупермен. Каждый божий день у него не проходил без секса. Даже разнося повестки он умудрялся «перепихнуться» с женщинами, которым вручал повестки или в подъезде его отлавливала какая-нибудь «озабоченная», и вступала с ним в сексуальные отношения. Причем все это расписывалось с кучей подробностей, зачем-то рассказываемых мне и следователям. Народ, конечно, веселился над его похождениями, тем более мужики уже все были довольно взрослые, и понимали, что Сосунов, особенно с его внешностью (ну не мачо он был, далеко не мачо), баб если и имел, то, только в своих сексуальных фантазиях, которые у него фонтанировали просто феерически. Практику мы сдали, со мной переговорил прокурор, на предмет того, что предложил мне место следователем, после окончания института. Сосунов тоже приходил к прокурору с этим вопросом, но тот ему сказал, что извини мест нет и не предвидится. Чему я был не удивлен, т.к. в конторе у прокурора имелись свои «стукачи», которые ему докладывали обо всем, что происходило. Сосунов, к окончанию практики, уже ничего, кроме раздражения у работников прокуратуры не вызывал. И я, после этой практики, практически перестал с ним общаться. Что-то гнилое в нем стало чувствоваться.

После окончания уже не института, а академии (переименовали) я поступил в транспортную прокуратуру. Сосунов, как-то пропал из моего поля видимости. В какой-то день я приехал в таможню при а/п «Кольцово» по своим делам, и тут увидел Сосунова, который там работал в должности инспектора. Ну разговорились, поболтали о том о сём. Ну он, как всегда, был в своем репертуаре – бабы, секс и наркотики (шутка). Поразило его высказывание о женщине с которой он жил, зачем он мне это рассказывал - не знаю. По его словам она была беременной от него, при этом он обзывал её «блядью». На мой вопрос, - «а зачем тогда с ней живешь?» - пояснил, что его все устраивает. Короче, был в своем репертуаре. Ну пообщались, и я уехал.

Где-то через год, я приехал в районный суд для поддержания государственного обвинения. Забежал к другой судье, выяснить свои вопросы. Так как судья была на «приговоре» (писала решение), я сидел и болтал с секретарем, и тут обратил внимание на уголовное дело лежащее на столе у секретаря. На титульном листе, помимо квалификации – убийство и разбой, было несколько фамилий, одна из которых мне сразу бросилась в глаза – Сосунов. Маленько обалдев, я попросил у секретаря посмотреть это дело. Почитав его, я уже не только обалдел, а уже «ох…ел», от того, что я прочитал.

Это оказался именно тот Сосунов, с которым я проходил практику и учился в одном институте. После работы в таможне, откуда он был уволен с каким-то скандалом, этот секс-гуру, где-то болтался, потом устроился помощником следователя в один из райотделов. В свободное время «таксовал». Подвозя очередного клиента, находящегося в состоянии полного «изумления» - опьянение, разговорился с ним и решил его ограбить. Когда клиент «отрубился», забрал своих друзей – подельников, и приехал на квартиру к клиенту. В квартире забрали все ценные вещи, а затем Сосунов задушил потерпевшего. Труп вывезли и спрятали в глухом месте. Надо отдать должное районной прокуратуре, когда нашли труп, через несколько месяцев, они «раскрутили» это дело и вышли на убийц.




Посмотрел я потом на Сосунова, когда его выводили с подельниками в зал судебных заседаний. Да… По словам секретарши, хотя ему и подельникам вменяли убийство, уже в суде эти «укурки» выдвинули версию, что потерпевшего они не убивали, а он сам захлебнулся рвотными массами. Так как труп не сразу нашли, то мягкие ткани, особенно на шее, уже сгнили и доказать, что они его убили, стало затруднительно. Следствие вменяло им убийство на основании показаний, которые они дали при первых допросах.

По приезду в прокуратуру я рассказал ребятам о неожиданной встречи с Сосуновым, которого многие знали. Ну что, они тоже малость «прих…ели» от таких новостей. Затем, ко мне подошел наш следователь Паша, который тоже хорошо знал Сосунова и ранее общался с ним. Паша расследовал уголовное дело, возбужденное по факту пропажи вещественных доказательств – ювелирных изделий в Кольцовской таможне на очень крупную сумму. Данные ювелирные изделия были изъяты у авиапассажиров, которые привезли изделия из ОАЭ и не задекларировали их. Всего пропало несколько килограммов золота и драгоценных камней. По некоторым прикидкам пропажа изделий произошла именно тогда, когда там работал и Сосунов. Паша меня спросил на предмет того – мог Сосунов в это участвовать или нет. Я сказал, что даже не сомневаюсь в этом и считаю, что ему надо взять разрешение в суде на допрос Сосунова в СИЗО. Паша так и сделал. Через несколько дней он сказал, что Сосунов в краже вещдоков не признался, но сказал, что подумает и может быть и расскажет о краже вещдоков. Так он ничего и не рассказал.

Насколько я помню, он и его подельники были осуждены на длительные сроки, где он сейчас, я не знаю. Но думаю, что на «красной» зоне ему было несладко. В такой обстановке вся гниль из человека вылезает мгновенно.

Оцените публикацию:

Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex