Жизнь после. Постапокалептический треш. (18 +)

Почитать 4 362 1 mam
Когда жахнуло, Иван Антонович сидел на веранде, откушивая свежей булочкой с чаем из самовара. Поначалу старик-бухгалтер подумал, что у соседа-нувориша с крыши упала спутниковая антенна. Но после того, как прямо на столе ещё тёплый самовар вдруг испарился, обратившись в металлический пар, Иван Антонович понял, что дело пахнет атомным оружием. Всё бы ничего, но в последний момент старику вдруг стало так радостно, что отчёт за третий квартал сдавать не придётся.
Жизнь после. Постапокалептический треш. (18 +)
Иван Антонович полз по обожжённой земле. Он не чувствовал ни рук, ни ног. Даже звук стал каким то приглушённым. Всё что осталось от некогда почтенного господина – живой глаз на ниточке нерва. Этот глаз мыслил, чувствовал себя личностью и даже испытывал потребности. Ужасно хотелось пить. Как утолить жажду Глаз Антонович пока не сообразил, но, тем не менее, упрямо полз к светящейся от радиации луже.

И тут он увидел нечто: навстречу ему, к той же луже полз член. Обыкновенный мужской половой хуй. Ну, как обыкновенный – живой и самобытный, что не могло не удивлять. Эрегированное существо с невообразимой скоростью пробиралось сквозь сорняки к живительной влаге.

Добравшись до водопоя, Иван Антонович дождался необычного гостя и, моргая наподобие азбуки Морзе, поинтересовался у члена о национальной и родовой принадлежности. И хуй, вдруг, понял. Подобно дикому африканскому слону он запрокинул свой «хобот» и протрубил:

- Ваня, лупоглазый ты говночервь, это ж я – Колян, сосед твой.

Иван Антонович всегда недолюбливал своего соседа – малообразованного богача из так называемых «новых русских». И, было дело, как то однажды назвал того безмозглым хуем. Но. Чтобы вырвавшееся в гневе ругательство вдруг оказалось пророческим, этого даже в самых изощрённых кошмарах представить было невозможно. И вдруг старому Глазу стало так обидно, что какой-то член смеет издеваться над ним – интеллигентом в сороковом поколении, что он быстро-быстро заморгал тому в ответ самые чудовищные оскорбления из всех услышанных за свою нелёгкую жизнь.

Пенис казалось был не на шутку удивлён и даже восхищён столь богатыми познаниями тихого бухгалтера. Потому уже гораздо тише, вроде бы извиняясь, он пропищал:

- Да ладно те. Ну, не обижайся. Я ж так, от шока. Что делать то теперь? Ты – глаз, я вообще, прости господи… «змей брючный». Как жить то дальше? Что вообще произошло?

Иван Антонович уже и сам не понимал, что произошло. Ядерный взрыв, очевидно, сохранил частички мозговых электроимпульсов в тех частях тела, которые были наиболее задействованы на момент смерти всего тела. Старик в момент чаепития занимался расслабленным созерцанием природной красоты. Чем занимался в этот момент Колян, было понятно и без долгих размышлений. Как мог проще Иван Антонович постарался объяснить туповатому соседу-члену всю прискорбность ситуации.

- Бля!! – Испуганно просвистел Хуй-Колян. – А где же Анжелка то? Я ж её на столе жарил в тот момент, когда всё случилось.

Недоброе предчувствие странным холодком пронеслось внутри стекловидного тела Ивана Антоновича.

***


Анжела была голодна. Резкими прыжками она перемещалась по изувеченной взрывом поверхности планеты. Она чуяла еду. Еда была совсем рядом. Ещё немного. Уммм. Этот сладостный момент поглощения. Вкусно. Два червя. Один – молодой и упругий – самый смак. Второй – больше похожий на желе с жёсткими старческими прожилками. Ну ничего. На первое время и так сойдёт.

***


Глаз, беседующий с членом. Более фантасмогоричной картины и представить было бы невозможно. Если бы не одно но. В тот момент, когда Иван Антонович мучительно соображал, куда делась Анжела – шалавистая баба с соседней улицы, огромная волосатая вагина с жадным хрюканьем напала откуда то сверху. Старик был поглощён мгновенно, даже не успев понять, что произошло, а следом был съеден и Колян, который даже ухмыльнулся столь нелепой гибели.

***


Анжела прыгала прочь от ненавистного дачного участка. Она знала – надо двигаться в город. Там много сладких частей. А в местном университете можно будет полакомиться и деликатесными мозгами. Она прыгала и прыгала, накрывая единственной оставшейся частью тела всё больше и больше жертв.

Анус астронавта Стоуна удивлённо глазел коричневым оком на мёртвую планету и размышлял: «Такое ощущение, будто весь мир накрылся пиздой». И лишь хитрые звёзды тихо хохотали в холодной дали.

: yaplakal.com

Оцените публикацию:

Комментарии: 1
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
  1. Роман
    #1 Роман Гости 12 апреля 2017 13:04
    0
    Редкий бред?
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex