Женский род, страдательный падеж

Почитать 903 0 mam
Женский род, страдательный падеж
Мне в определенном смысле повезло: раннее начало самостоятельной жизни быстро скорректировало мои жизненные установки. А установки были, как у любого «книжного» ребенка, считающего высокий пафос гуманистической литературы нравственным эталоном.

Особых глупостей я наделать не успел. Потому что в изобилии понаблюдал за теми, кто действительно верил в «люби других, а не себя», «любой ценой — но вместе», и «мы в ответе за тех, кого приручили». Эти идеи по сути являются «сферическим конем в вакууме весом 1 кг» и в реальной жизни не всегда выполнимы.

Я видел людей, у которых распадались одни отношения за другими — потому что не могут, не умеют полноценно любить других те, кто не научился любить себя. Видел тех, кто пытался сохранить брак, от которого остались одни развалины. И тех, кто пытался следовать принципу «мы в ответе за тех, кого приручили». Но этот принцип хорош только для хозяев домашних животных. На дееспособных «прирученных» людей он не распространяется: ответственность в отношениях либо взаимна, либо это хронический кошмар.

Одна моя знакомая имела кличку Страдательный падёж, потому что ее жизненная стратегия соответствовала всем вышеперечисленным максимам.

У нее был сидящий на героине муж, который никакой проблемы в своей наркозависимости не видел. Он вообще мало что видел, поэтому регулярно принимал жену то за футбольный мяч, то еще за какой-то предмет, который нужно бить ногами. Вместо того чтобы собрать вещички и подать на развод, она носилась с ним, как с тухлым яйцом. Потому что он без нее не выживет и нельзя бросать человека, которому и так плохо...

— Ты понимаешь, что он или тебя убьет, или заразит, или ты на пару с ним станешь колоться?

— Это мой крест! — отвечала она, закатывая подбитые глаза. — Он на самом деле не такой, я же помню, какой он был до того, как...

— Этого человека больше нет, понимаешь? У него распад личности, он уже тащит из дома вещи и не интересуется ничем, кроме очередной дозы. Ты не сможешь ему помочь — это не в твоих силах. А вот угробить собственную жизнь ты вполне способна. Ломай свой синдром созависимости и уходи.

Все уговоры были впустую. Реальность сама расставила все по своим местам: муж Страдательного падёжа вскоре умер от овердоза.

Жизнь ей стала немила, винила она во всем себя и продолжать существование не хотела. Она приходила в гости и тихонько выла.

— Давай-ка расскажу тебе историю, — сказал я, достав вдовицу из-за кресла. — В Калининграде на озере живут лебеди. Нравится им там. Так вот, в начале 90-х одного лебедя поймали и съели бомжи. Второй в лучших традициях советской эстрады от тоски издох.

Знакомая сладко зарыдала.

— И его тоже съели бомжи, — бессердечно добавил я. — Иди-ка ты к психиатру, милая.

Где-то после полугода психотерапии, антидепрессантов и поддержки близких дама пришла в себя и из поля зрения исчезла.

Я не знаю, что с ней сейчас, но на ее примере усвоил простую, как табуретка, истину: лучше одна загубленная жизнь, чем две.


http://immoralist.f5.ru/post/91849

Оцените публикацию:

Комментарии: 0
Добавить комментарий
Прокомментировать
VK Odnoklassniki Facebook Yandex
Войти через:
VK Odnoklassniki Facebook Yandex