@mam в Почитать

Судьба

Вера вдруг поняла, что хочет замуж. Осознала четко, окончательно и бесповоротно. Раньше-то некогда было, времени хватало только на учебу, кружки, коллоквиумы, затем рефераты, зачеты, сессии. А там уж практика, диплом, уставала так, что на нее гормоны рукой махнули, затаились в ожидании и надежде когда-нибудь отыграться. Потом любимая работа. И тоже с головой.

Одежда у Веры была только удобная, брюки - блузы, джинсы-футболки, обувь исключительно для быстрой ходьбы.

Родители недоумевали, как у них, кондитера и инженера-электрика, мог родиться такой ребенок. Дочь они, конечно, любили и гордились ею, но последнее время сначала вскользь, ненавязчиво, а затем все чаще говорили о том, что хотели бы понянчить внуков, пока есть силы, время, а, главное, желание.

А у подруги самой близкой дочка родилась в счастливом браке, и из орущего бессознательного, не успела Вера проникнуться сложностью Машкиного бытия, быстро выкуклилась в симпатичного, розовощекого, любознательного ребенка Янку. Причем, Янка Веру, почему-то, очень любила, радовалась при встрече по - детски искренне, бежала к ней с счастливым криком:

-Мама, Вера пришла! Папа, посмотри, кто к нам пришел!- и с разбегу запрыгивала к ней на руки, крепко потом обняв за шею.

Вера такому Янкиному обожанию себя поначалу дивилась, хотя, тут ничего удивительного и не было, обладая аналитическим складом ума она никогда с девочкой не сюсюкала, всегда разговаривала с ней, как с равной, с интересом выслушивала, подробно отвечала на бесконечные детские распросы, внимательно рассматривала рисунки и поделки не из видимости интереса, а потому, что ей действительно было интересно. А потом поймала себя на мысли, что тоже Янку любит, что выбирается к ним в гости раз в месяц-другой не только пообщаться с Машкой, с мужем её Серегой, но и с их дочкой. Ну и дальше вдруг осознала, что тоже хочет такую, с пухлыми щечками, с бантиками, громко хохочущую, или сосредоточенно серьезную, нахмуренную, завязывающую в бантик непослушный шнурок.



А для этого нужен муж. А где его взять? А где вообще берут мужей? Те, кто проявлял интерес в университете, потом на работе уже давно женаты, а знакомиться где-то... А где, кстати, знакомятся с будущими мужьями?

- Ты в отпуск собираешься? А?- грозно вопрошала Маша, -или микроскоп сам в себя не посмотрит, да, Вер?

-Собираюсь, - вздыхала Вера, - у нас госучреждение, не захочешь, пойдешь.

-Вот горе-то, как же твой ягель с его микстурой, переживет ли тяготы расставания?

-Вообще, каждый мох обладает антисептическими свойствами, и знаешь...

- На море тебе надо! Вот!

-На море? В начале июня? Ну, нет,- Вера покрутила головой, - жара, люди. Нет.

-Ну, знаешь, моря разные бывают! На Белое езжай, ни жары, ни людей особо. А то опять с папой по грибы в ближайшем лесу. Иголки сосновые пожевать, все, как ты любишь. С папой хорошо, конечно, но не каждый же отпуск.

-На Белое? Ух ты. А точно! Там такие мхи...

Маша уставилась на Веру:
-Ты вот серьезно сейчас? А я, вообще-то, пошутила.
-А я нет, хорошая идея-то, мне и правда отдохнуть надо, только без жары и толпы. Посмотрю сегодня, куда можно поехать.

-Не надо никуда смотреть, - сказала Машка, посерьезнев лицом, - у меня, вообще-то, Серёжка из Кандалакши, чего я про море-то вспомнила Белое, просто так, что ли? - бурчала, беря телефон, - Были мы там, гостили у свекров, теперь уж лучше они к нам, я теплые моря люблю, и жару, представь себе.
-Нина Павловна, как вы там?- закурлыкала Машка в трубку.

Минут через пятнадцать Маша торжественно объявила:
- Все, можно ехать! До Кандалакши долетишь, а там тебя свекры в деревню отвезут, у них там дом от мужа родителей остался, поживешь, как барыня, одна. Отдыхай, дыши, гуляй. Вряд ли ты там кого встретишь для амуров, а, хотя, знаешь что?- Маша вдруг загадочно прищурилась, - я тут группку нашла одну, ну, в общем, мы с Серым поругались, и, понимаешь, что-то накатило. Ой, ладно, без подробностей, вот, читай!

-Что это? Заговоры, привороты,наговоры? Мань, ты вот серьезно сейчас?

-Ой, ладно. Вы, прагматики, не понимаете, мир сложней и многогранней! Да и чего тебе? Хуже-то не будет! Получится-хорошо, нет-ну и не корову потеряли!

-Маша, так кого привораживать? Нет никого!



-Так, там было что-то на встречу с суженым- бормотала Маша, -глаза не закатывай, я все вижу. Так, ага! Сядь, сейчас все приготовлю, свечи, воду, Янка заснула, наверно, Серега читать перестал. Скажу ему, чтоб на кухню пока не заходил.

Через час сидели на кухне уже втроем, Сергей ехидно улыбался:
- Ой, девки, совсем рехнулись.

-Ну, вообще-то не девки, а девка, ваша, между прочим, а я была против категорически. Запишите там.

-Ой, ладно вам. Будет у тебя муж, ну или роман, хотя бы, ухаживать будет, ласковые слова говорить.

-Какие? Маш? Какие слова говорят, а?

Маша зыркнула на Серегу, засмущалась.

-Ну, там милая моя, например, да откуда я знаю, какие? Меня чудовищем зовут,- и расхохотались втроем, зажимая рты.

Через несколько дней директор подписал заявление на отпуск, кивая и приговаривая:
-Вот и славно, вот и правильно, а то все потом, да потом. Отдохните, Верочка!- улыбался, отдавая лист, - и возвращайтесь.

В Кандалакше Веру встретили Серегины родители, заехали по пути в магазин за продуктами и поехали в деревню.
По пути в Колвицу проезжали такие виды, что дух захватывало, да и сама деревня стояла в красивейшем месте. Дом был приземистым, с невысокими потолками, но ладный, из толстых, тесаных внутри бревен, чисто вымытый внутри. Хозяева быстро выгрузили вещи, продукты, причем несколько сумок того, что Вера не покупала.
-Ой, Нина Павловна, я это не покупала, это не мое!

-Верочка, ты, купила, что хотела, а это то, что необходимо. Тушенка, я сама делаю, рыбка сушеная погрысть, сухарики с солью-чесноком, мед. Я должна быть спокойна, Сережа просил, чтоб позаботились, тут так, деточка. Не стесняйся, это ж мелочи. И одеяло, подушку, белье еще не забыть принести.
По вечерам топи, дров много там. Все покажу сейчас, да нам ехать надо, коты у нас.

Потом сели чаю попить, причем до этого быстрое, даже суетливое вселение Веры в дом резко контрастировало с поведением Машкиных свекров за столом. Перекусывали степенно, не торопясь, тихо переговариваясь между собой, не забыли ли аптечку на всякий случай, а то молодые не думают о болезнях-то, а мало ли что.

-Вера, я соседей предупредила, приглядят. И ты к ним сразу, если что, - уже из окна отъезжающей машины прокричала Нина Павловна.

Первые два дня Вера много спала, то ли организм наверстывал упущенное, то ли концентрация кислорода зашкаливала, спалось крепко и сладко, несмотря на белые ночи. И в эти дни Вера, не торопясь, обживалась. В доме находились удивительные вещи. Чугунный утюг, деревянное корыто с топориком для рубки мяса, кусачки для сахара, настоящий самовар и много всяких мелочей, не присутствующих в городской жизни людей, сохранившихся только по деревням в родовых домах, помнящих череду поколений, для которых эти вещи являлись обыденными, до сих пор необходимыми в быту.

За эти два дня Вера познакомилась с соседями, которых просили за ней приглядывать. На третий день Михаил Васильевич пришел за ней отвести Веру на водопады и показать окрестности, как они заранее и договорились.

Красота вокруг была неимоверная. Несмотря на название моря вода в нем была скорее изумрудная. Вера быстро запоминала маршруты, и через какое-то время спокойно гуляла уже без сопровождающего её до этого соседа.

Как и в этот день. Вышла после обеда пройтись и только минут через десять спохватилась, что не взяла телефон. ,,Ну ничего, не пофотографирую сегодня, не страшно, и окрестности я уже хорошо знаю. ‘’- подумала Вера,-,, На всякий случай только по тропинкам погуляю. ‘’

И, вроде, на три шага сошла с тропинки, внимание привлекла росянка, а чуть дальше вейник, и кукушкин лен, а потом пошла к тропинке, а нет её. Паники не было, конечно, здесь она где-то рядом, в нескольких шагах, если б солнце не зашло за тучи, сразу бы сориентировалась. И в сосновом лесу легче, далеко все видно, а она в ельнике, поэтому тропинки не видать.

Побродив где-то с час Вера уже не веселилась от сложившейся ситуации- заблудилась в трёх ёлках, молодец. ,,Так, надо просто сесть и ждать, люди теряются, блуждают в лесу, потому что уходят, ищут дорогу, а не надо метаться, я же недалеко тут совсем, хотя, вроде вон знакомая сопка. ‘’ Сидеть и ждать, когда соседи спохватятся, не хотелось, да и замерзнет на одном месте.

Средство от мошкары уже не так и защищало, во всяком случае какой-то кровосос тяпнул её в глаз, а затем и в губу вгрызся кто-то, и лицо начало трансформироваться, как-будто его в определенные места насосом подкачали, и все это еще и зудело и чесалось. Радовало то, что не темнело, не придется ночью тут шарахаться, медведей дразнить. О том, который час, Вера понятия не имела, так как часов не носила.

С высоты сопки увидела море, решила к нему идти, по берегу выйдет, только вот в какую сторону потом? ,, Ладно, там видно будет. ‘’ Уже очень уставшая брела по берегу, пока не увидела собаку вдалеке, а где собака, там и человек.
-Ау, есть там кто, здесь я!- и увидела бегущую к ней собаку, а следом человека,- я здесь, вы за мной, да?
Подбежала собака, села рядом, завиляла хвостом, за ней подошел мужчина, глядя на Веру несколько ошарашенно.
-За вами? Да нет, я на рыбалке здесь.
-Я из Колвицы, заблудилась. А далеко деревня?
-Пять километров. А вы что, не знаете, где ваша деревня?
-Я, вообще-то, из Москвы, отдыхаю тут. А вас как зовут, извините?
-Роман меня зовут, отведу, только быстро пойдем.
-Роман,- повторила Вера,- извините, Роман, но я совсем быстро не пойду, не смогу, наверно, я тут полдня кружила, устала очень.
-Ну, милая моя, у меня тут самый клев сейчас.

И тут Вера начала смеяться, долго, до слез, сгибаясь пополам. ,,Вот он, мой рыцарь, мой роман, двухметровый дровосек-рыбак, небритый увалень, спасибо, Маша, навек в долгу перед тобой.’’
Мужчина смотрел с сочувствием:
-Ладно, не будем очень-то спешить. Доведу вас, как получится. Ничего, ничего, это нервное.

Дошли до деревни даже быстрей, чем Вера рассчитывала. Как только впереди показались дома, Роман простился.
-Дойдете дальше сами? Не заблудитесь уже?

Дома Вера выпила антигистаминные и легла спать. Ей за это время никто не звонил, никто не знал, что она заблудилась, и плохо было бы её дело, если б не не этот лесоруб.

Роман возвращался к палатке, Дика оставил охранять, так что за вещи не переживал, по дороге думал, вспоминал события недельной давности, как сидел на берегу на стульчике своем рыбацком, зашивал дырку на рукаве куртки, и шла мимо бабка какая-то, непонятно откуда, неизвестно куда, остановилась рядом, Роман с ней поздоровался, спросил, не надо ли чего ей, помочь, может, чем?
Бабка постояла, посмотрела:
-Жениться бы тебе, парень ты хороший, а бобыль.
-Да никак чего-то, бабушка. Все работа да работа, а потом сюда, как время есть,- ответил Роман, удивляясь при этом, зачем он вообще об этом говорит.
Причем, рассказал, как есть. Работая в Москве времени свободного почти не имел, разрабытывали с ребятами полиакриловые кислоты, работа нравилась, её было много. А вот женщину свою еще не встретил, встречал каких-то, но чужих, не на всю жизнь, это точно.

Бабка постояла, подумала.
-А пойдем ка со мной, - повернулась и пошла, и Рома за ней, как телок на веревочке. Привела его к какому-то каменному истукану, каменной бабе.
-Попроси жену себе от души, да иди себе, дорогу назад найдешь?
-Ой, бабушка, нет у меня веры в это.

-Нет веры, да и ладно, а ты попроси! А вера придет, когда надо,- пошла и скрылась в деревьях.

Роман попросил, мало ли, а сегодня эта история. Вы за мной, говорит. Ага, как же. Он жену просил, а не эту опухшую, замерзшую тетку. Вспомнилась полуулыбка каменной дивы, ох уж эти женщины, что лесные, что каменные, все они лучше знают.

На следующее утро Рома вспомнил ночную историю, неудобно стало перед теткой, эта москвичка могла и в трех домах заблудиться, надо было до крыльца проводить. Сходить бы, проверить.

В деревне ему сразу показали, где приезжая остановилась, подошел к дому, постучал.
Молодая женщина вышла на крыльцо, уставилась на него.
,,Батюшки, это же лесоруб вчерашний’’- думала Вера, глядя на высокого стройного без мешковатой куртки красавца, темноволосого, с голубыми, чуть прищуренными глазами, с аккуратно подстриженной бородой. В голове сами всплыли слова из наговора, который заставила выучить наизусть Машка, потому что по бумажке нельзя было читать, видите ли.
,,Приведи мне мужа ладного, ясноокого, бородою справного.’’

Рома смотрел на девушку, сероглазую русую красавицу,и ему самому было смешно от того, что начал что-то говорить про женщину, которую проводил вчера, дошла ли? Потому что как только она сказала ему своим грудным низким голосом ,,О, здравствуйте!’’, он сразу понял, что эта девушка и есть та вчерашняя тетка.
-Это я, вы меня нашли. Я Вера, кстати. Роман? Что с вами?

Как ручейки сбегаются в реку, так все слова и события выстроились в его голове в одну четкую мысль. Это его женщина.
-Что у меня там?- провела Вера по голове, смущаясь от его взгляда,- нормально все?
-Нормально,- и зачем-то тоже погладил её по голове.

Lina1965
+34
Комментарии 0 Просмотров 8 713
Войти через:
VK Odnoklassniki Yandex