@mam в Почитать

Прости, если сможешь

Прочитал про отмороженного шестиклассника в Ахтубинске. И немало комментариев, что раньше такого не было. Впрочем это модная тема - раньше такого не было, дрались только по правилам, один на один, до первой крови и прочие благоглупости.

Я понимаю, что люди хотят верить в золотые времена, в благородных хулиганов, джентельменов-гопников, но достаточно посмотреть статистику по тяжёлым преступлениям, которые совершали малолетние подростки и число малолетних заключённых, и окажется, что раньше было куда хуже. И не только в девяностые, все это процветало вовсю в 70-80.

Особенно махровым цветом цвело по промышленным городам и нацокраинах, там были такие отморозки - закачаешься. Хой песню "Местные" написал тридцать лет назад, а "Гопники" Майка Науменко появилась ещё раньше, когда хулиганы были якобы Робин Гудами.

У нас в поселке было две школы и два района. За молоком ходили короткими перебежками, рынок был на территории второй школы. Поймают - все, деньги отберут и пиздов получишь. Зато хлебный магазин был на территории нашего района, ученики второй школы бегали за хлебом перебежками.

У нас в школе тоже хватало уродов, но они были как-то более привычными, или не так трогали. А вот во второй учился чувак, которого боялись абсолютно все, и у нас, и в его школе. Звали его Сергей, но все его называли по прозвищу - Калашников. Оно приводило в ужас всех, Калашников идёт - и самые отъявленные хулиганы разбегались. Хуже его был только Хасан, тот вообще был живодёр.



Один раз я с одноклассником, Виталей, поехал за молоком. Виталик где-то задержался за углом, я занял очередь, и тут выезжает велосипед Виталия, только на нем уже не он, а Калашников. Отжал буквально за пять минут.

Повезло Виталию, что его отец работал в райкоме партии, велосипед вернули, а был бы из простой рабоче-крестьянской семьи - ходил бы пешком.

Прошло много лет, я еду на электричке, зашла семья, папа-мама и два ребенка. Сели, разговаривают, смеются. Тут папа отходит от них и садится напротив. "Узнаешь?" - спрашивает. Смотрю на него, что-то знакомое. Но кто - хоть убей не помню.
"Нет" - отвечаю.
"А я тебя узнал. - говорит, - Я учился во второй школе, Серега-Калашников"

А, вот теперь узнал, век бы тебя не видеть. Спросил где работаю, чем занимаюсь, как семья. Похвалил. Потом рассказал о себе: две ходки, одна по малолетке, другая уже в ИТЛ. А потом внезапно что-то в голове щелкнуло. На зоне он начал ходить в церковь, на него это повлияло очень благотворно. Он понял, что творил и понял, что если будет такое продолжаться, то вряд ли его даже до тридцати лет хватит. Убьют в поножовщине с такими же отморозками. Или залетит по настоящей тяжёлой статье на пожизненное. Но и это не самое главное, я итак принес столько зла в мир, не хочу больше. Поэтому после освобождения уехал из дома, нашел разведенную женщину с ребенком, усыновил, а другой уже от меня, но они оба для меня родные. "А ты меня прости, прости, если сможешь" - и ей-Богу, голос у него дрожал и глаза блестели от слез. Сказал и вышел с семьёй.

Я сидел и думал. Мне ничего особо плохого ты не сделал, я не сталкивался с тобой часто. Мне простить легко, а вот простят ли те, кого ты терроризировал. Не знаю, не могу за них решать. Но чудеса случаются, иногда и Савл становится Павлом.

Oblomingo88
+19
Комментарии 0 Просмотров 6 270
Войти через:
VK Odnoklassniki Yandex