@mam в Почитать

Стойкий Серега. Студенческая байка

Стойкий Серега. Студенческая байка
В общежитии медицинского института, недалеко от нашей комнаты жил старшекурсник Сергей. Личность в своём роде легендарная. Ходячий источник анекдотов и фразочек, которые уходили в народ. Участник невероятных приключений, которым не верили уже спустя месяц после того, как они произошли. Когда первокурсника, пропустившего полгода занятий из-за игровой зависимости, в коридоре лупила мать, именно Серёга вышел из кухни и, прихлёбывая чаёк из литровой кружки, произнёс эпичное:
- Боря, тебе если помощь требуется – ты моргни два раза. Мы милицию вызовем.

Серёга был непредсказуем и оригинален. На первом курсе он добыл откуда-то губную гармошку и решил выучиться на ней играть.

Просыпаетесь вы с утра в субботу, бредёте по длиннющему коридору на кухню, чтобы успеть поставить на единственную нормально работающую конфорку кастрюльку с пельменями. Под ногами скрипят доски, в комнатах за хлипкими дверями шумно зевают будущие светила медицины. А на подоконнике в кухне сидит Серёга. Сбивает щелчками нахальных откормленных тараканов и наигрывает что-то типа «Ах мой милый Августин». Длинный, белобрысый, в очках. Его почти мгновенно прозвали Гансом.

А какие картины рисовал? Пошёл бы в художественное училище – было бы сейчас в стране на одного художника-сюрреалиста больше.

На третьем курсе на очередной студенческой попойке, Сергей сидел на подоконнике, курил в открытое окно и рассказывал анекдоты. В процессе исполнения какого-то особенно смешного анекдота он увлёкся и выпал из окна спиной вперёд. А как раз в это время под общежитием что-то копали коммунальщики. Они аккуратно сняли асфальт, нарыли траншей и ям, поставили острые столбики с красно-белой лентой и сгинули в снегах Арктики на неопределённый срок.

Был бы под общежитием асфальт – Серёга убился бы нафиг. А так аккуратно приземлился в глинистую, наполненную дождевой водой траншею, в миллиметрах от ближайшего столбика. Невозмутимо поднялся, отряхнулся, нашёл потерянные тапочки и продефилировал мимо ошалевшей вахтёрши. Не забыл вежливо поздороваться.

И как каждый увлечённый жизнью человек, Серёга плохо учился. Ну некогда ему было зубрить суставы и дырки в черепе, постигать длинные цепочки превращений цикла Кребса, вникать в классификацию антибиотиков и записывать лекции по организации медобеспечения. Благодаря хорошей памяти и светлой голове, доучился Сергей до пятого курса, когда каждый студент уже на сто процентов понимает, что его не отчислят. Доучился и вылетел на летней сессии, не сдав какой-то абсолютно проходной и не специальный предмет.

То, что мы обалдели – это ещё слабо сказано. Все отлично знали, что на одной из кафедр преподаёт родственник Сергея, и были свято уверены, что уж он-то Серёгу прикроет. Пятый курс же! Какое отчисление? Но Серёга гордый. К родственнику не пошёл из принципа. Собрал вещи и под рыдания девушек общежития, поехал домой.



До восстановления оставался целый год. И, чтобы не просидеть этот год без дела, решил Сергей устроиться на работу. Пятый курс, почти готовый врач-эпидемиолог. Значит надо идти по специальности – помощником эпидемиолога в областной ЦГЭ. Есть такая среднемедицинская специальность. Типа медсестра-эпидемиолог.

Явился к главному врачу. Тот сидит в своём кабинете под портретом президента, вертит серёгины документы, брезгливо морщится. А чего морщиться? На пятнадцать рабочих мест восемь человек работают. Зарплаты у помощников невелики, вот и не идут туда люди. В основном бабушки пенсионного возраста трудятся. А тут на год готовый помощник, молодой, полный энтузиазма и желания работать.

Наконец главный врач чуть ли не с отвращением протягивает Серёге документы:

- Отчислили тебя с пятого курса. Значит ты либо глуп, либо пьющий. Нам тут такие не нужны.

И из кабинета попросил.

Вышел Сергей за двери, в своей обычной манере пожал плечами и поехал в соседний город, более мелкого масштаба. Там его местный главный врач с руками оторвал, потому что кадровый голод в райцентре такой, что хоть самому по объектам бегай.

Сергей отработал год честно, выполняя функции не только помощника, но целого врача-эпидемиолога. Летом восстановился, доучился на шестом курсе и по распределению попал в тот же областной ЦГЭ, в который его не взяли.

- Опять ты? – поморщился главный.

- Опять я! – улыбнулся Сергей.

Снова с брезгливой миной вертит главный его документы. Но тут уже государственное распределение и против подписи министра здравоохранения не попрёшь.

- Ладно, иди оформляйся, - нехотя говорит главный. – Но учти, я за тобой присматривать буду.

И не обманул. Просматривал так, что скоро понял Серёга, что пора тикать с этого рабочего места. Главный дотошно проверял все его действия, ковырял по любому поводу, всячески показывая своё недовольство работником. Чем удивлял коллег Серёги, которые не могли нарадоваться на активного молодого врача. А через год в местной воинской части освободилась должность военного эпидемиолога. Сергей, долго не думая, поехал к военным и сдался им в плен.

У военных кадровый голод среди медработников ещё страшнее чем на гражданке. Поэтому тут Серёгу не то что с руками оторвали, а прямо с подошвами и содержимым желудка. Молниеносно оформили документы, выдали форму и постригли.

- Подождите! - кричит Сергей, хватаясь за дверной косяк КПП. – Я ещё с работы не уволился.

- А-а, пиджачные дела! – отмахивается новоявленный серёгин начальник – полковник медицинской службы. – Потом уволишься.

- Да я так не могу.

- Тогда вот тебе бумажка с печатью, иди увольняйся. Чтоб завтра в девять утра был в части!

Полетел Серёга стрелой. Вбегает в кабинет главного врача и кладёт бумажку с печатью ему на стол.

- Иван Иванович, я увольняюсь.

Главный смотрит на него из-под очков. Думал Серёга, что он сейчас в пляс пустится. Ведь гнобил его ежедневно, рассказывал, что не нужны ему в организации такие, которых отчисляли с пятого курса. А тут молчит чего-то.

Наконец процедил сквозь зубы:

- Что это ты удумал? Я тебя не отпускаю.

- Как это не отпускаете? – удивился Сергей. – Вы же меня брать не хотели. «Нам тут такие не нужны» и всё такое. Вот я и ухожу сам. Подпишите обходной.

- Мало ли что я говорил. Врачей не хватает. Вот летом придут новые с университета – тогда поговорим.

Вышел Сергей из кабинета ошарашенный. Звонит полковнику.

- Товарищ полковник, меня главврач не отпускает.

- Чё? – не понял полковник. – Повтори.

- Я говорю, меня главный врач не отпускает.

- Откуда? К батарее что ли цепью привязал?

- Документы не подписывает.

- Дай-ка мне его телефон. И от кабинета далеко не отходи.

Через три минуты кабинет главного открылся. На пороге стоял серёгин бывший начальник, красный от злости с горящими ушами. На столе остывал раскалённый командирским воплями телефон, через который ему доходчиво объяснили что такое приказ Министерства обороны и куда он может засунуть свои «пиджачные дела».

- Давай обходной, - процедил сквозь зубы главный.

Не глядя, подписал, и ушёл в кабинет, хлопнув дверью.

А утром следующего дня Серёга в форме лейтенанта медицинской службы уже стоял на построении и удивлялся новой непривычной жизни. Из кабинета командира доносилось раскатистое: «Вашу ма-а-ать!» В части начиналась эпидемия гриппа.

В настоящее время Сергей – уважаемый врач, начальник одной очень серьёзной организации. С неделю назад встречались вы, поговорили, покурили. Рассказал он мне несколько историй из практики, и увидел я, что под тонким слоем прожитых лет, званий, погон с блестящими звёздами и солидных должностей, остался Серёга прежним Гансом. Хоть сейчас достанет из кармана губную гармошку и сядет на подоконник анекдоты рассказывать.

Завидую ему.
+250
Комментарии 1 Просмотров 61.2K

Внимание! Комментарии нарушающие правила сайта, будут удалены

  1. Михаил Коновалов
    Михаил Коновалов 21 декабря 2017 08:20 -1

    А по чему не назвать его прямо Сергей Петрович Иванов,Генерал медслужбы и т.д и т.п.,по тому что нет такого,байки,байки.Так бы можно было всех врачей в армию забрать,а у них кадровый голод.

Войти через:
Odnoklassniki Yandex